Мы — про Ерему, нам про Фому!

В Следственном управлении Следственного комитета при Прокуратуре РФ по Новосибирской области (СУ СКП РФ НСО) руководителем отдела процессуального контроля работает юрист 2 класса Елена Сараева. В большинстве случаев именно она отвечает на запросы и жалобы граждан, в том числе, СМИ. Отвечает таким образом, что начинаешь сомневаться в том, что все мы живем в реальном мире. Вот один из примеров.

Однажды, «Новая газета в Сибири» направила в следственное ведомство запрос. В частности, мы задали вопрос. Цитирую: «Имел ли право следователь Советского межрайонного отдела Следственного управления Тимофей Смирнов не истребовать документы, несмотря на официальную просьбу об этом заявителей?» Вскоре редакция получила потрясающий ответ. Цитирую: «В соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства с материалами проверки могут знакомиться, а соответственно и получать информацию о ходе и ее результатах только те лица, чьи права и свободы она непосредственно затрагивает, к которым Вы не относитесь».

Неловко становится за такого класса юристов. Закон «О СМИ» дает право редакциям запрашивать информацию о деятельности государственных органов. Тот же закон обязывает должностных лиц предоставлять запрашиваемую информацию. Исключения, конечно, есть. Это — государственная и коммерческая тайны, или иная специально охраняемая законом тайна. Ни того, ни другого, ни иного информация, которую запрашивала «Новая», не содержала. На вопрос редакции требовался один из вариантов короткого ответа — да или нет. Другими словами, Тимофей Смирнов имел право не запрашивать документы или, наоборот, не имел права не запрашивать… Чего проще?! Ведь даже малообразованному юристу понятно, что вопрос касался процедуры действий следователя.

Другой пример. Когда Общественное расследование «Спасите от произвола правоохранительных органов» (см. также переписку после завершения расследования), которое касалось оказания неотложной медицинской помощи подследственному Ветрову, было завершено, мы начали рассылать запросы. В том числе, в ведомство, где трудится Елена Сараева. Один из вопросов касался следователя Искитимского межрайонного отдела следственного управления Шошина. Сараева ответила нам, что в действиях Шошина не нашлось нарушений. Этот вывод Сараева сделала на основании изучения материалов дела. Но, как заметил наш коллега правозащитник Александр Рудницкий, это не совсем так, и подтвердила этот факт сама Елена Сараева. Вот что написал в своем блоге Александр Львович: «Проверяя жалобу Юлии Ветровой, руководитель отдела процессуального контроля, юрист 1 класса Е. Н. Сараева установила, что „за период нахождения в ИВС ОВД г. Бердска с Ветровым Н. Е. ежедневно проводились следственные действия, при поступление от него жалоб на самочувствие неоднократно вызывалась бригада скорой помощи и оказывалась медицинская помощь“. То есть Е. Н. Сараева засвидетельствовала, что следователь В. В. Шошин подвергал допросам подозреваемого Николая Ветрова каждый день в состоянии инфекционно-токсического шока, по крайней мере с 12 по 19 февраля 2010 г.».

В связи с этим к Елене Сараевой возникает несколько вопросов.

Первый. Факт ежедневных следственных действий при плохом состоянии здоровья подследственного разве не является нарушением со стороны следователя? Разве нельзя было подлечить подозреваемого, а потом проводить с ним следственные действия?

Второй существенный вопрос. Прокуратура г. Новосибирска подтвердила факт ненадлежащей медицинской помощи Ветрову, когда он находился в СИЗО № 1. При этом руководство УФСИН НСО обращалось к следователю Шошину с просьбой решить судьбу подследственного, так как он находится в тяжелом состоянии. Шошин даже не счел нужным отвечать руководству ГУФСИН. Разве этого факта мало для того, чтобы провести служебную проверку в отношении следователя, о чем команда Общественного расследования просила главу следственного ведомства Игоря Телегина?

А теперь хотелось бы спросить самого главного следователя Новосибирской области Игоря Телегина. Разве Вам не стыдно за Елену Сараеву, которая отвечает не на те вопросы, которые ей задают. Разве Вам не стыдно за подчиненного, который косвенно подтверждает нарушения следователя, при этом, утверждая, что тот ничего не нарушил? Разве Вам не стыдно за Елену Сараеву, которая с презрением относится к обществу, отвечая на вопросы таким образом? А ведь она является чуть ли не лицом ведомства, которое вы возглавляете.

Я понимаю, что ответа на эти вопросы не дождусь. Но, отвечая таким образом на вопросы общества, это не мои личные вопросы, Вы и Сараева многократно увеличиваете их количество. А количество, как известно, перерастает в качество. Это закон, который изменить не смогут ни следственное управление, ни Госдума, ни Президент. Мне бы хотелось, чтобы это качество отразилось на Вашей судьбе самым благоприятным образом.

Вместе мы делаем мир справедливее.

Сайт «Так-так-так» создан для того, чтобы мы помогали друг другу. Вы тоже можете помочь, поддержав проект

Написать комментарий

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.