Мне жаль журналистку Елену Лыкову

Новосибирская обл.журналистымитингиСМИсобрания и митингисуд

Общество не прощает, когда его унижают. Оно может долго терпеть, но потом протест выходит наружу, порой, неожиданно. Журналист Новосибирского телеканала ОТС Елена Лыкова вышла в эфир с сюжетом, где люди, митингующие против сокращения льготных поездок на общественном транспорте, были показаны неоднозначно. На следующем митинге в рядах появились оскорбительные плакаты, которые задели честь и достоинство Елены Лыковой. Она подала в суд, оценив два этих своих качества в три (!) миллиона рублей.

Я сейчас не хочу обсуждать юридическую сторону дела. Не в ней суть. В поступке тележурналиста Елены Лыковой одновременно проявились подлость современных СМИ и дезориентация в вопросах журналистской этики. Мне, как человеку, который находится внутри профессии уже не первый десяток лет, понятно, что могло предшествовать сюжету, который оскорбил митингующих.

Версия № 1. Публичные протесты против решения губернатора Василия Юрченко урезать транспортные льготы пенсионерам, которые проходят с завидной регулярностью, естественно, раздражает власти. С этой точки зрения появление сюжета, который подрывает доверие к митингующим, логично. Но его исполнение бездарно, поскольку в этой ситуации не может быть другим. Причина заключается в том, что «природное» назначение журналиста — служить обществу — входит в противоречие с попыткой использовать журналиста как обслуживающий власть персонал.

Скорее всего, кто-то из чиновников, не обязательно по наущению губернатора, отдал распоряжение «мочить» митингующих. На ОТС взяли под козырек. Наверное, плевались операторы, наверное, переживали журналисты, но делали, как велено. Иначе надо было писать заявление об уходе. Принципиальный человек так бы и поступил. Люди слабее (не будем их судить) стали искать компромисс, который привел к конфликту с обществом.

В чем же проблема? Не только ОТС, но и некоторые другие СМИ, намекали на то, что за митингующими стоят некие силы, которые хотят «дестабилизировать обстановку в области». Не очень, правда, понятно — для чего, зачем и каким образом? И если уж говорить о дестабилизации, то ей мы обязаны именно губернатору, который принял решение обделить пенсионеров. Но разве важно, какие силы стоят за протестными выступлениями пенсионеров? Главное — цель, которая заключается в восстановлении прав. Даже прокуратура пыталась оспорить распоряжение губернатора в суде, продемонстрировав, что в некоторых вопросах она более принципиальна, чем суд. (Суд встал на сторону губернатора.)

Если мое предположение близко к истине, то, опуская внутрикорпоративные этические проблемы, следует сказать, что иск в этом случае — абсурдный шаг, тем более, с многомиллионными «амбициями». Ну, сделал журналист сюжет, не посмев ослушаться начальства. Плохо, конечно, но с этим надо жить. Эту беду или подлость надо пережить внутри себя. Их нельзя выносить на суд публики, усугубляя уже то, что не поправить.

Версия № 2. Гораздо хуже, на мой взгляд, если события развивались по другому сценарию. Допустим, журналист Елена Лыкова действовала по собственному внутреннему убеждению, посчитав, что недовольные пенсионеры выступают не по делу, противозаконно. Тогда следует сделать вывод о том, что журналист вообще не понимает «природного» свойства журналистики — служить обществу и всячески поддерживать гражданские инициативы. Ведь пенсионеры требуют себе не персональные лимузины. А то, что ругают власть, это нормально. Не хвалить же ее за лишения. Можно было бы «примирить» оппонентов, если губернатор вышел и сказал, что он, урезав льготы пенсионерам, вместе с его замами, начальниками департаментов и прочими чиновниками с машинами сам пересел на общественный транспорт. Возражать в этом случае было бы очень сложно.

Однако, если журналист искренне посчитал неправой сторону митингующих, нужно было привести веские основания. Во всяком случае, попытки дискредитировать митингующих тем, что в их рядах находятся сомнительные личности, а также тетеньки, курящие тоненькие сигаретки, выглядят наивными даже на фоне того, что губернатор выиграл судебные процессы.

Отдельным многозначительным фактом выглядит сумма иска. Впрочем, даже не сумма, а вообще материальные претензии Елены Лыковой к митингующим. Когда протест общества вызывает журналистская работа, это исключительная зона ответственности журналиста. Это значит, что журналист не нашел убедительных доводов, фактов и доказательств. Я не говорю о том, что общество всегда право только потому, что оно общество. Отнюдь. То же можно сказать и о власти.

Мне жаль Елену Лыкову как журналиста. Она, проработав в журналистике более десяти лет, так и не поняла особенности этой профессии. Журналистика не прощает подобных компромиссов.

Вместе мы делаем мир справедливее.

Сайт «Так-так-так» создан для того, чтобы мы помогали друг другу. Вы тоже можете помочь, поддержав проект

2 комментария

Написать свой

  1. александр шехтман # 18.05.2011 в 20:36

    Уважаемый Юрий! Мне жаль не только Е. Лыкову, но и многих других журналистов, «БЛАГОДАРЯ» которым в народе и сложилось далеко нелицеприятное мнение о СМИ.

  2. Макс Зенков # 10.06.2011 в 21:20

    а она вообще журналист? скорее нет

Написать комментарий

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.