Журналист, тайна следствия и право на доступ к информации

Новосибирская обл.доступ к информацииполицияправосудиеследствиесуд

Обозреватель «Новой газеты в Сибири» Юрий Тригубович обратился в Центральный районный суд города Новосибирска с заявлением о признании незаконным решения Главного следственного управления ГУВД по Новосибирской области об отказе в предоставлении информации на журналистский запрос.

Поводом для обращением с подобным заявлением стал отказ журналисту в предоставлении запрашиваемой информации, мотивированный незамысловатой и замыленной, но от того не менее любимой работниками правоохранительных органов формулировкой: запрашиваемые сведения являются следственной тайной!

Юрий Тригубович, полагая, что указанные в ответе основания отказа являются незаконными, что препятствует осуществлению им и редакцией «Новой газеты в Сибири» своих прав на доступ к информации, просит суд признать незаконным отказ Главного следственного управления ГУВД по Новосибирской области в предоставлении запрашиваемой информации, обязать предоставить её в 3-х дневный срок с момента вступления решения суда в силу, а также возложить на правоохранительный орган обязанность уплатить госпошлину в размере 200 рублей, а также стоимость юридических услуг — 1 (Один) рубль.

До настоящего времени дата проведения судебного заседания не назначена.

Действительно, ситуация с правовой позиции достаточно неоднозначная и крайне интересная. Думается, что следует разобрать ее более подробно.

Подробнее о причинах, побудивших журналиста направить соответствующий запрос, говорится в статье Юрия Тригубовича «Главный полицейский следователь Новосибирской области полковник юстиции Николай Патапеня объявил нормы Уголовно-процессуального кодекса РФ тайной следствия». Об этом он писал и в блоге «Так-так-так».

В своем запросе Юрий Тригубович обозначил следующие вопросы:

Вопрос 1: По какой статье УК РФ возбуждено уголовное дело в отношении директора медицинского центра НГМА Е.В. Гончаровой?

Вопрос 2: Предлагал ли сотрудник Октябрьской милиции Сазонов, который проводил обыск, добровольно выдать подлежащие изъятию предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела, в соответствии со статьей 182 УПК РФ (Основания и порядок производства обыска)?

Вопрос 3: Почему в протоколе не были описаны индивидуальные признаки документов и предметов, изъятых во время обыска в медицинском центре НГМА?

Вопрос 4: В ходе обыска были изъяты оригиналы документов. Почему сотрудник Октябрьской милиции Сазонов не дал возможности снять с них копии?

Вопрос 5: Почему следователь и оперативные работники блокировали работу центра НГМА? До сих пор опечатано служебное помещение в центре, где находятся необходимые для работы центра материалы и оборудование, в том числе, архив. В ходе обыска была изъята личная печать врача-гинеколога Аллы Канн, что явилось препятствием для работы. С чем это связано и почему печать до сих пор не возвращена?".

Запрос был рассмотрен начальником управления полковником юстиции Н. К. Патапеня, который в своем ответе от 14 марта 2011 года № 8/2743 предоставил информацию только по одному из обозначенных в журналистском запросе вопросе (вопрос 1), при этом в предоставлении информации по остальным четырем вопросам было отказано.

В обосновании отказа указывалось, что «расследование данного дела осуществляет СО по РПОТ о/м № 6 СУ УВД по г. Новосибирску, в настоящее время оно не окончено», при этом в качестве правового основания также имеется указание на ст. 161 УПК РФ.

Правовой анализ сложившейся ситуации приводит к выводу о том, что отказ в предоставлении запрашиваемой журналистом информации является незаконным и нарушает право на свободный доступ к информации о деятельности государственного органа власти, гарантированное ч. 4 ст. 29 Конституции РФ, Законом РФ «О средствах массовой информации», Федеральным законом от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации» (далее — Федеральным законом № 149-ФЗ), Федеральным законом от 09.02.2009 № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» (далее — Федеральным законом № 8-ФЗ).

Конкретные доводы и обоснования данного вывода изложены в тексте самого Заявления о признании незаконным решения органа государственной власти об отказе в предоставлении информации, направленном в суд (см. прикрепленные документы в конце поста).

В ближайшие несколько дней будет решен вопрос о назначенной дате рассмотрения дела, поэтому ждем.

Вместе с тем, определенную дополнительную интригу вокруг рассмотрения указанного заявления создает установившаяся в Центральном районном суде города Новосибирска практика рассмотрения дел о доступе к информации. Так, 28 апреля этого года удовлетворением всех заявленных требований в полном объеме завершилось судебное разбирательство по Заявлению главного редактора интернет-журнала «Фактор риска» Аркадия Пазовского о признании незаконным отказа Следственного комитета Новосибирской области в предоставлении информации…

Решение суда хотя и объективное, однако и во многом резонансное, а потому, вполне возможно, что в случае с Главным следственным управлением ГУВД по Новосибирской области, очень многие, в том числе и со стороны судебной системы, попытаются не допустить принятия аналогичного решения.

Материалы дела:

1. Ответ Главного следственного управления ГУВД по Новосибирской области на журналистский запрос

(лист 1)

(лист 2)

2. ЗАЯВЛЕНИЕ о признании незаконным решения органа государственной власти об отказе в предоставлении информации

/strong

Вместе мы делаем мир справедливее.

Сайт «Так-так-так» создан для того, чтобы мы помогали друг другу. Вы тоже можете помочь, поддержав проект

Написать комментарий

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.