Бюро по правам человека критикует новые законы

законымигрантыправа человекарусский языкюридическая помощь

Московское бюро по правам человека опубликовало заявления в связи с принятием Закона о бесплатной юридической помощи и законопроекта об обязательном знании трудовыми мигрантами русского языка. В частности, там говорится следующее:

Директор Московского бюро по правам человека Александр Брод: «Тем самым предусматривается расширение круга лиц, которым предоставляется право на получение бесплатной юридической помощи за счет бюджетных средств. Насколько „тяжела“ жизненная ситуация, будет определять комиссия при территориальном органе юстиции, исходя из общепризнанных моральных норм и представлений о справедливости. Это положение закона сразу же вызывает серьезные сомнения. Понятно, что оценка „тяжелой жизненной ситуации“ будет очень субъективной, что может привести к конфликтам — кто-то всегда посчитает, что комиссия недоучла „тяжесть“ ситуации. Кроме того, это положение закона содержит в себе неправовую и даже коррупционную составляющую: например, личное знакомство обращающегося за юридической помощью с членами комиссии может способствовать признанию его ситуации „тяжелой“».

При всей позитивности факта работы над законопроектом, его вариант в первом чтении вызывает ряд вопросов. Прежде всего, требования знания русского языка предъявляются не всем мигрантам, а только тем, кто трудится в следующих сферах: жилищно-коммунальное хозяйство, розничная торговля, бытовое обслуживание — иначе говоря, тем, кому постоянно приходится общаться с населением. Других групп мигрантов, в частности строителей, этот закон не касается. Последнее обстоятельство представляется странным. Строителям тоже также нужно ходить в магазин, обращаться за медицинской помощью. Как они это будут делать без знания русского языка? Кроме того, мигрант может сменить род работы на иной, где требуется знание языка. Наконец, дифференциация мигрантов в плане их общих прав и обязанностей вообще представляется неоправданной — закон должен быть един для всех (не говоря уж о возможной коррупционной составляющей в такой дифференциации.

Конечно, в законах есть спорные моменты, но в целом, идеи хорошие. Действительно, кроме групп населения, указанных в сущетсвующем законе, если немало социальных групп, нуждающихся в бесплатной юридической помощи или людей, попавших в трудную жизненную ситуацию. В бюро по правам человека опасаются, что нечеткая формулировка трудной жизненной ситуации может вызвать много споров и злоупотреблений. На мой взгляд, в законе стоит прописать хотя бы примерные рамки «сложной жизненной ситуации» по конкретным критериям. Также в бюро опасаются, что чиновники, которые будут определять тыжесть ситуации, могут злоупотреблять своим положением. Но, по-моему, эти злоупотребления возможны как следствие неопределенности критериев отнесения жизненной ситуации к разряду трудных. Чем размытей эти понятия, тем легче их трактовать в свою пользу. Что касается требований к мигрантам по знанию русского языка, то они вполне справедливы, даже необходимы. Здесь я поддерживанию недоумение бюро по правам человека относительно того, что из списка категорий мигрантов, которые должны владеть русским языком, исключена очень значительная группа — строители. Лично мне кажется, тут дело вот в чем: строительный рынок сейчас держится на мигрантах, большинство строительных и отделочных работ выполняют они. Как правило, владельцы строительного бизнеса весьма влиятельны и имеют свое лобби во властных структурах. Видимо, опасаясь возможной нехватки трудовой силы из-за их не знания русского языка, они протащили для них подобную льготу. Это выглядит вполне логичным, хотя, это лишь мое предположение.

Вместе мы делаем мир справедливее.

Сайт «Так-так-так» создан для того, чтобы мы помогали друг другу. Вы тоже можете помочь, поддержав проект

Написать комментарий

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.