Взаимопонимание между судьями, журналистами и правозащитниками найдено?

ПравозащитникиСМИсудьи

В Управлении Судебного департамента в Новосибирской области 30 ноября этого года состоялось заседание Дискуссионного клуба в рамках программы «Я вправе». За «круглым столом» собрались журналисты, правозащитники и представители судейского сообщества.

Впервые за несколько последних лет за «круглым столом» встретились журналисты, правозащитники и представители судейского сообщества Новосибирской области. Тема «Проблемы взаимодействия гражданского общества и судебной системы». Со стороны судейского сообщества на ней присутствовали председатель Совета судей НСО А.Б. Остроумов, председатель Центрального районного суда г. Новосибирска Константин Кощеев, председатель Ленинского районного суда г. Новосибирска, кандидат юридических наук Римма Шатовкина, мировой судья 8 судебного участка Калининского района г. Новосбиирска Маргарита Сидорчук и пресс-секретарь Управления Судебного департамента в Новосибирской области М.И. Глушкова. СМИ и правозащитные организации были представлены тремя десятками редакций и правозащитников из Новосибирска, Барнаула и Томска. Специальным гостем «круглого стола» стал секретарь Союза журналистов РФ, кандидат юридических наук, обозреватель «Новой газеты» и руководитель «Центра правовых программ Леонида Никитинского» Леонид Никитинский. Модератором встречи выступал автор этих строк в качестве эксперта Института развития прессы-Сибирь и обозревателя «Новой газеты в Сибири». В течение нескольких часов участники обсудили ряд проблем, связанных с информационным взаимодействием и практики применения законов о праве доступа граждан к информации о деятельности государственных органов власти и деятельности судов в РФ.

Лед недопонимания стал ломаться

Мне кажется, хорошо бы выставить, благо современные средства коммуникации это позволяют, в свободный доступ аудиозапись этой встречи целиком. Она получилась, на мой взгляд, удачной как раз в своих нюансах, когда первый лед недопонимания стал ломаться. В чем же оно заключается? По мнению Леонида Никитинского, в первую очередь, это связано с отсутствием общения. Причины лежат в глубоком прошлом. Начиная с 1992 года, когда в России было положено начало судебным реформам. Тогда появилась журналистика, которая стала освещать судебную тематику в самом широком смысле. Невероятный спрос общества на судебную информацию породил непрофессионализм СМИ. С другой стороны, в ответ на некачественную работу журналистов судейское сообщество поступило просто — в любых случаях, где это было возможным, отказывало в предоставлении информации. Законы и Кодекс судейской этики позволяют это делать достаточно легко до сих пор. Это положение, начиная с середины нулевых, привело к конфронтации общества и судебной системы. Но, при этом и там и там возникло понимание, что ситуация перестает быть стабильной. Как заметил Леонид Никитинский, журналистам и судьям друг без друга стало плохо.

Действительно, общаясь с судьями в не формальной обстановке, чувствуешь кожей, как им катастрофически не хватает возможности высказаться. Иногда в таких разговорах судьи позволяют себе быть предельно откровенными. Свидетельствуют об этом и усилия, которые предпринимает судейское сообщество внутри себя. Председатель Совета судей Новосибирской области Антон Остроумов заметил, что еще в мае этого года члены Совета судей НСО обсуждали проблемы взаимодействия со СМИ с точки зрения взаимного непонимания. Кстати, достаточно откровенный диалог за круглым столом тоже яркое подтверждение этим тенденциям. В общем, пришло время вступить в непрерывный диалог. Это понимают обе стороны. Но это не значит, что в частностях гражданское общество и судебная система могут быстро найти общий язык.

Должны ли суды вести новостную ленту?

Например, участники встречи горячо обсуждали тему картины дня, которую, по мнению гражданского общества, могли бы формировать в судейской среде. Речь, в первую очередь, идет об интересных с точки зрения общества гражданских делах. Пресс-секретарь Управления Судебного департамента Марианна Глушкова заметила, что это делается по мере возможностей, отметив, что журналисты не могут точно сформулировать критерии для «интересных» дел. Кроме того, это дополнительная нагрузка на сотрудников аппарата суда. Римма Шатовкина привела, конечно, убедительный аргумент. Только мировыми судьями Ленинского района в прошлом году вынесено 35 тысяч 225 решений по гражданским делам. Как в таком потоке вычленить интересные дела для общества, не совсем понятно. По мнению председателя Центрального суда Константина К.Л., это лежит далеко за пределами задач, которые призвано решать правосудие. «Мы должны рассматривать дела, — сказал он. — Формировать картину дня судьи с моей точки зрения не должны». Правда, тут же добавил, что если у общества есть интерес, то судьи не откажут в информации. На что бурно отреагировал Леонид Никитинский: «А что плохого в том, чтобы подсказать журналистам? Я понимаю, что это не функция судей, но тогда вы оказываетесь вне медийного поля».

Видеосъемка в судебных заседаниях

Другой темой, вызвавшей горячее обсуждение, стала тема видеосъемки в судебных заседаниях. С одной стороны, это компетенция председательствующего в судебном заседании. Только он может разрешить или запретить видеосъемку. По мнению представителей судейского сообщества, в этом случае возникает множество нюансов, которые, в то же время, не предусматривают возможность судьи отказать в разрешении на видеосъемку по мотивам плохого самочувствия или того, что он плохо выглядит в кадре. С другой стороны, законодательных норм, которые позволяют судье отказать в видеосъемке, когда он провозглашает решение или приговор, не существует. Кроме оговоренных законом случаев. Как сказал Антон Остроумов, он не видит оснований, по которым судья может отказать в этом случае вести съемку. Провозглашение решения или приговора — это публичный акт. Его поддержал председатель Центрального суда Константин Кощеев, оговорившись, что речь идет только о судебных заседаниях. В помещениях суда делать видеосъемку, по его мнению, можно с разрешения председателя суда. Председатель Ленинского суда Римма Шатовкина справедливо заметила, что нежелание судьи разрешать видеосъемку связано с недопустимыми вещами, которые позволяют себе журналисты. Например, снимают крупным планом лицо матери убитого.

Доступ к информации и тайны следствия

Вообще, тема чернухи в СМИ не раз всплывала во время встречи. Вменяемые журналисты, я думаю, в этом случае полностью разделят мнение судейского сообщества по этому поводу. Действительно, некоторые журналисты пытаются снять то, что лежит за гранью этических норм. Но они стоят особняком в медийном сообществе, к ним возникает соответствующее отношение со стороны коллег. Другое дело, когда журналист по незнанию или неопытности может сделать то, что вызывает острую реакцию судейского сообщества. Это поправимо. Другое дело, когда компетентный журналист не может найти взаимопонимания с судейским сообществом. Это тоже поправимо. Но несколько сложнее.

Обычно такой журналист исходит из интересов общества. Интерес общества заключается в том, чтобы правоохранительные органы и судебная система работали, соблюдая закон. Существует такая болезненная тема, как тайна следствия. На круглом столе ее тоже пытались обсуждать. Не получилось. Судьи считают, что тайна следствия — это не только то, ЧТО делает следователь, но и КАК, поскольку в совокупности это образует тактику предварительного расследования уголовных дел. В частности, такого мнения придерживается Антон Остроумов, который является судьей Новосибирского облсуда, рассматривающий уголовные дела в первой инстанции. Он даже обратил внимание на ошибочность и поверхностность мнения журналистов, априори рассматривающих следователя заведомо как негодяя. Константин Кощеев также придерживается подобного мнения, говоря о том, что существует механизм обжалования действий следователя, к которому могут прибегнуть стороны в уголовном деле. Он даже привел данные о том, что в Центральном суде в этом году уже рассмотрено почти семьсот жалоб на действия следователей. Правда, он не ответил на вопрос, сколько из них было удовлетворено.

С этими мнениями можно было бы согласиться, если бы правовой механизм обжалования действий следователя работал. Он не работает, во многом, благодаря судам. Поэтому люди, при которых следователь демонстрирует свои знания ненормативной лексики или наводит хаос во время обыска, сплошь и рядом, нарушая закон, идут к журналистам. Тогда СМИ запрашивают следственные органы о том, КАК вел в той или иной ситуации себя следователь. А вообще-то, конечно, это не дело журналиста, как заметил Леонид Никитинский, добавив, что в этом-то и заключается проблема. Журналисты начинают искать информацию потому, что механизмы не работают.

Другой проблемой, которую пытались обсудить участники встречи, стала проблема единого понимания, что такое — документ. Поводом к разговору послужило конкретное дело. Не буду сейчас его пересказывать. Речь об отказе в информации журналисту, который хотел увидеть документ в полном виде. Ему отказали, сославшись на то, что информация из документа в сжатом виде выставлена на сайте ведомства. Закон позволяет отказать в информации, если она находится в свободном доступе. Но ведь в свободном доступе целиком документа нет! Кстати, участники любого судебного процесса могут ознакомиться с любым документом, находящимся в деле. Если следовать этой логике, то и участники общественных процессов могут сделать то же самое. Однако гражданам отказывают в информации о бюджетных затратах, хотя они складываются из налогов этих самых граждан. Обсуждения не получилось, поскольку представители судейского сообщества отказались затрагивать вопросы оценки состоявшихся судебных решений. Но, будем надеяться, получится в будущем.

Еще одну, показательную во всех смыслах, тему — интерпретации журналистских запросов со стороны судейского сообщества — поднял главный редактор журнала «Фактор риска» Аркадий Пазовский. Он рассказал, что редакция направила запросы в 420 судов Сибирского федерального округа о том, каким образом происходит распределение дел, а ответы по существу, по его мнению, получила только из двух (!). Остальные суды отказали в предоставлении информации, сославшись на то, что журнал не является стороной по делу. Это заявление вызвало эмоциональную реакцию присутствующих, но конкретных комментариев со стороны участников-судей, к сожалению, не последовало. Возможно, эти цифры присутствующих обескуражили.

Не боимся острых вопросов

Несмотря на то, что многих проблем на этом круглом столе обсудить не удалось, удалось главное — диалог получился. Со стороны судейского сообщества об этом замечательно сказала Римма Шатовкина: «Если анализировать первопричины взаимного недопонимания, это некорректные нападки на судей. Но это было вчера. Давайте, будем говорить о том, что есть сегодня и будет завтра. На сегодня любая информация открыта и доступна. Ведь мы же пришли сюда, значит, мы не боимся острых вопросов. Приходите к нам, освещайте нашу работу. Мы в этом заинтересованы». Антон Остроумов, отвечая на вопрос главного редактора бердской газеты «Городские новости» Виталия Шапрана о том, кому вы служите — государству или обществу — ответил прямо: «Мы, решая вопросы судопроизводства, сталкиваемся с частными ситуациями. Это работа с людьми. Мы служим людям, а значит — обществу!»

Надо заметить, что все эти высказывания не выглядели пафосно.

В одном материале сложно уместить все, о чем говорили за круглым столом журналисты, правозащитники и судьи. Поэтому время от времени я буду возвращаться к этой встрече в других своих публикациях. В частности, к темам, которые поднимал мой коллега Леонид Никитинский, о предложениях Союза журналистов РФ в будущий Кодекс судейской этики, о мониторинге судебной системы и других предложениях, которые впрямую касаются доступа гражданского общества к судебной информации. Нельзя, безусловно, забыть о такой проблеме, как запредельная занятость судей, что тоже влияет на взаимоотношения общества и судебной системы. Забыть нельзя ни о чем, что касается интересов общества. Не забудем?

Вместе мы делаем мир справедливее.

Сайт «Так-так-так» создан для того, чтобы мы помогали друг другу. Вы тоже можете помочь, поддержав проект

Написать комментарий

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.