Кузбасского предпринимателя судят в Кемерово за преступление, которое совершили мошенники в Киргизии

заказное уголовное делополицияправа человекасуд

Этим летом я несколько раз ездил в Кемерово на заседания одного из районных судов, где идет уникальный процесс над предпринимателем, которого привлекают по всем канонам «заказного» уголовного дела. Сегодня, 26 сентября, была опубликована моя статья на эту тему в «Новой газете в Сибири».

Шагающее, как экскаватор, правосудие!

Примеров, когда предпринимателей привлекают к уголовной ответственности в России «по беспределу», достаточно много. К ним уже привыкли. Суд, который сейчас идет над кемеровским бизнесменом Сергеем Сиротенко, относится к числу совсем уж беспрецедентных.

И это все о нем…

Только мне стоило (в июне этого года) появиться в суде Заводского района Кемерова и обозначить перед областной полицией интерес к конкретному уголовному делу, как в кузбасских СМИ случился информационный бум. Вот, о чем написали местные ресурсы в один и тот же день.

Правовой портал Кузбасса (http://guvd-kuzbass.ru/news/1.html)

4.07.2012 г. 16:04

Кемеровский бизнесмен продал экскаватор-призрак

В Заводском районном суде Кемерова началось рассмотрение уголовного дела в отношении коммерсанта, который, по версии следователей областного управления ГУ МВД России, обманул крупный кузбасский угольный разрез при продаже «шагающего» экскаватора. Взяв предоплату за поставку тяжелой техники, мужчина похитил 20 миллионов рублей.

РИА-Новости (http://www.ria.ru/justice/20120704/691722369.html)

НОВОКУЗНЕЦК, 4 июля — РИА Новости, Стас Бендиченко.

Суд в Кемерово рассмотрит дело местного коммерсанта, который якобы сумел продать за 40 миллионов рублей угольному холдингу экскаватор, к тому моменту уже арестованный за долги в Киргизии.

VSE 42 (Новости Кемерова,( http://news.vse42.ru/feed/show/id/271573)

04.07.2012, Максим Облендер

Кемеровский бизнесмен продал экскаватор-призрак

В Заводском районном суде Кемерова началось рассмотрение уголовного дела в отношении коммерсанта, который, по версии следователей областного управления ГУ МВД России, обманул крупный кузбасский угольный разрез при продаже «шагающего» экскаватора. Взяв предоплату за поставку тяжелой техники, мужчина похитил 20 миллионов рублей.

Это все о нем, о кузбасском бизнесмене Сергее Сиротенко.

С точки зрения обычной журналистской практики никакого информационного повода, чтобы писать об этом деле, не было. Суд по обвинению Сиротенко в мошенничестве идет уже второй год. Самому уголовному делу лет пять. К бизнесмену никто из журналистов не обращался. Почему же кемеровские СМИ, стыдливо обходя отсутствие информационного повода и не называя фигуранта уголовного дела, все, как один, сообщили о суде над Сергеем Сиротенко? Ответ прост. Таким образом ГУВД Кемеровской области отреагировало на приезд журналиста «Новой».

С одной стороны, меня это порадовало. Такая реакция на появление стороннего журналиста свидетельствует о многом. С другой… Но сначала о самой истории шагающего экскаватора.

История шагающего экскаватора № 1

Не вызывает никакого сомнения, что фабулу уголовного дела кемеровские журналисты изложили с подачи пресс-службы ГУ МВД по КО. Итак. Кратко процитирую одну из заметок, размещенной на «Правовом портале Кузбасса».

Как установило следствие, в 2007 году обвиняемый, зная о планах предприятия по закупке «шагающего» экскаватора для одного из угольных разрезов, предложил компании свои услуги. «Шагающий» экскаватор находился на территории Киргизии, однако все транспортные расходы коммерсант брал на себя. Обвиняемый не сразу добился согласия со стороны руководства угольного разреза на покупку тяжелой техники. Только после того, как представитель предприятия побывал в Киргизии, воочию убедился в существовании данного экскаватора и ознакомился с необходимыми документами, разрез заключил сделку с предпринимателем.

Стоимость сделки составила 40 миллионов рублей, при этом в договорных отношениях с угольной компанией фигурировал не сам коммерсант, а некая кемеровская фирма, директором которой являлся другой человек. Именно на ее счет была перечислена предоплата данного «заказа» в сумме 20 миллионов рублей. Только в ходе следствия было установлено, что номинальным руководителем данной компанией являлся именно обвиняемый, а перечисленные угольным холдингом деньги он сразу же перевел на счета разных фирм. Поставка экскаватора так и не состоялась. Тогда угольщики обратились за помощью в правоохранительные органы. По данному факту было возбуждено уголовное дело по ст. 159 УК РФ «Мошенничество».

Изначально следователи допросили директора фирмы, подписавшего договор с угольным разрезом. Однако после допроса других свидетелей было установлено, что к этой сделке он не имел отношения. Все «следы» вели к другому коммерсанту. Следователю подозреваемый бизнесмен заявил, что сам стал пострадавшим от действий компаньонов из Киргизии и апеллировал тем, что перевел им в счет предоплаты половину суммы аванса (10 миллионов). Правда, по странному стечению обстоятельств, данный перевод был осуществлен на счета физических лиц и в то время, когда имелись нарушения договорных отношений по поставке экскаватора. Во время командировки в Киргизию следователь Главного следственного управления ГУ МВД России по Кузбассу установила, что экскаватор, который имелся у местной фирмы, вообще не мог быть продан, поскольку находился под обременением.

Вроде бы все так. Однако даже в таком «осторожном» изложении внимательный читатель сможет найти несоответствия. Поэтому в него необходимо внести некоторые «поправки».

История шагающего экскаватора № 2

Действительно, между двумя фирмами («Инвестпроект» и «Разрез Пермяковский», входящий в ЗАО «Стройсервис») был заключен договор на поставку шагающего экскаватора, который находился в Киргизии. Со стороны «Инвестпроекта» договор подписывал его директор Анатолий Черемискин. Гарантом сделки ценой 40 миллионов рублей выступил «Торговый дом «Бакалея». «Пермяковский» перечислил 20 миллионов рублей предоплаты «Инвестпроекту», который вскоре отправил 10 миллионов рублей в адрес киргизской фирмы «КОН». В бывшей советской республике деньги растворились.

Далее события развивались совершенно иначе, чем это изложено кузбасской прессой (читай пресс-службой ГУ МВД по КО).

«Разрез «Пермяковский» обратился с иском к «Инвестпроекту» в Арбитражный суд Кемеровской области и выиграл его. Более того, он получил исполнительный лист. Согласно нему он мог обратить взыскание на гарантии, который давал «Торговый дом «Бакалея». А это — целый мясокомбинат в Прокопьевске: здания, оборудование и прочие «мелочи». Мог. Но почему-то не стал предъявлять его к исполнению. (Увы, от комментариев пресс-служба ЗАО «Стройсервис», напомню, в него входит «Пермяковский», отказалась.) А позже начал «осаждать» правоохранительные органы Кемерова с требованием возбудить уголовное дело.

Когда «Инвестпроект» проиграл в арбитраже, то даже обжаловать решение не стал, а обратился в арбитражный суд с иском к киргизской фирме «КОН». С последней было взыскано 11 с лишним миллионов рублей. Кстати, арбитражный суд никогда не стал бы рассматривать дела, если бы в бизнес-схеме были задействованы физические лица. Более того, «Инвестпроект» обратился с заявлением в МВД Киргизии. Там возбудили уголовное дело по факту мошенничества. Одного из тех, кто имел отношение к сделке в Киргизии, уже осудили. Двое фигурантов до сих пор в бегах. Фирма «КОН», действительно, не имела права продавать экскаватор. Но было ли это известно «Инвестпроекту»? И при чем тут Сергей Сиротенко?

Полиция в доле у «Стройсервиса»?

Сергей Сиротенко имел отношение к поставке экскаватора. Как эксперт, работавший в «Инвестпроекте» по доверенности. Более того, Прокопьевский мясокомбинат, который стал залогом сделки, принадлежит ему. Здесь следует заметить, что никаких документов, касающихся поставки экскаватора в Кузбасс, Сиротенко не подписывал. Почему же бизнесмена теперь судят? Версия на этот счет есть. На мысль о ней наводит тот факт, что ЗАО «Стройсервис» не стало обращать взыскание на Прокопьевский мясокомбинат, а инициировало уголовное дело против бизнесмена. Кроме того, почему-то следствие не стало включать в обвинительное заключение те данные, которые оно получило в Киргизии. Кемеровские следователи два раза выезжали в Бишкек и получили там исчерпывающие данные. В материалах дела они есть. Правда, они плохо укладываются в логику обвинения Сергея Сиротенко.

Вероятно, в «Стройсервисе» быстро поняли, что мяскомбинат — хлопотный актив. Его надо либо запускать в коммерческий оборот, либо продавать. И то, и другое требует времени и затрат, а выгода призрачна. Другое дело успешный бизнесмен Сергей Сиротенко, которого можно попытаться «провести» через уголовный суд. Затем, имея на руках обвинительный приговор, причем, лучше не связанный с реальным лишением свободы, в гражданском процессе получить назад свои миллионы.

Уголовное дело Сергея Сиротенко расследовало Главное следственное управление ГУ МВД РФ по Кемеровской, где замначальника трудится Сергей Маркович Рудник. В Интеренте о нем есть занимательные сведения, на правдивость которых «Новая» никаким образом не рассчитывает. Более интересен другой факт. Он — сын бывшего вице-губернатора Кузбасса Марка Абрамовича Рудника, который курировал в администрации правоохранительную тематику. С генералом милиции Марком Абрамовичем Рудником мы когда-то были знакомы. Он показался мне принципиальным и порядочным человеком. Но вот, что странно. Чуть ли не сразу после возбуждения уголовного дела против Сергея Сиротенко, Марк Абрамович оказался в кресле заместителя директора … ЗАО «Стройсервис».

Сергей Рудник отказался разговаривать со мной по телефону, заметив, что я, видимо, из желтой прессы. На мои вопросы к нему ответила пресс-служба областной полиции, в том числе, информационным залпом в СМИ. В частности, кемеровские правоохранители не видят связи между уголовным делом в Киргизии и в Кемерове. А передать расследование уголовного дела в соседний регион не позволяет законодательство. При этом знаменательно то, что законодательство вполне позволяет перевести гражданско-правовые отношения в уголовные. Ведь обвинение, выдвинутое Сергею Сиротенко, зиждится на том, что он якобы, являясь реальным руководителем «Инвестпроекта», «уговорил» подписать договор директора Анатолия Черемискина, а руководство «Разреза «Пермяковский» ввел в заблуждение. Прямо Вольф Мессинг. Все бы ничего, но версия правоохраны как-то не стыкуется с тем, что сделка была гарантирована недвижимостью и оборудованием Прокопьевского мясокомбината. Зачем человеку, который готовится к мошенничеству, официально гарантировать сделку собственным имуществом? В этом случае делают фальшивые бумаги, создают предприятия однодневки и т. д. Именно так трактуют мошенничество Верховный и Конституционный суды России.

В общем, с квалификацией «действий» Сиротенко как мошенничества у правоохранителей не все так просто. Ведь вся цепочка договоров, в том числе, соглашение о залоге, была выстроена официально. А кроме того, позже вся бизнес-схема была «поверена» арбитражными судами. При этом Сиротенко не подписывал никаких договоров. Ну, и главный вопрос. Разве Сиротенко как залогодатель или «Инвестпроект» как сторона по договору отказывались от своих обязательств в гражданско-правовом поле? Нет. Сейчас в суде Заводского района Кемерова об этом открыто говорят и свидетели, и сам Сергей Сиротенко. Правда, меня смущает одно символическое обстоятельство. Зал судебного заседания № 1, где идет процесс над бизнесменом, находится в … подвале.

Юрий Тригубович

Кемерово-Новосибирск

Вместе мы делаем мир справедливее.

Сайт «Так-так-так» создан для того, чтобы мы помогали друг другу. Вы тоже можете помочь, поддержав проект

1 комментарий

Написать свой

  1. Доброжелатель # 07.11.2013 в 21:25

    Юрий Тригубович, да ты просто продажная писака))) Пути Господне неисповедимы, когда-то сирота хотел сам на пустом месте людей мошенниками сделать… а теперь сам в том же самом зале суда на скамье подсудимых. Жадность фраера погубит

Написать комментарий

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.