«У художника должен быть талант, а не добрые намерения!»

Россиядоступ к информацииправосудиеэкстремизм

В очередном номере журнала «Объектив» Европейского союза независимых журналистов (ЕСНЖ) опубликован материал по итогам Общественного расследования «Судебная система скрывает от общества решения об экстремистской литературе»

Мы долго ждали публикации на эту важнейшую тему. Расследование привело команду к выводу о том, что судебная система, пытаясь скрыть от общества тексты решений о признании материалов экстремистскими, растеряна. Она до сих пор не выработала единого подхода — публиковать или нет. А если не публиковать, то на каких основаниях. Но дело даже не в том. Российское правосудие в делах об экстремистской литературе демонстрирует свою полную несостоятельность. Решения выносятся на основе заключения экспертов-лингвистов, которые отвечают на прямо поставленный вопрос, невзирая на контекст и прочие нюансы, сопутствующие литературе. Более никаких доказательств на экстремизм нет!

Вообще, в последнее время в России началась какая-то прокуроромания по запрету литературы. Чего только стоит недавний случай в Ставрополье. Старший помощник прокурора края по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних и молодежи Курбангали Шарипов сообщил, что прокуратура потребовала изъять из школьных библиотек книги Есенина, Бунина и Набокова за «эротику, мистику, ужасы и хулиганские стихи». Правда, через несколько дней прокурора уволили. Но эта тенденция все время находит своих сторонников.

Надо заметить, что охотники объявить охоту на литературу, иными словами, на инакомыслие, находились во все времена. Яркий пример. В середине XIX века во Франции пытались судить за безнравственность Флобера. Ему удалось добиться оправдания. Меньше повезло Бодлеру. Из его сборника «Цветы зла» суд изъял шесть стихотворений и подверг поэта штрафу. Это произошло в 1857 году в Париже. Спустя почти сто лет, в 1949, году суд пересмотрел дело Бодлера и снял с него все обвинения.

Наверное, в современной России, как это сделали во Франции в отношении Бодлера, тоже следует тщательно подходить к объявлению литературы экстремистской. Ведь сумело же правосудие усомниться в экстремистском содержании Библии. Хотя, нахватав, из нее цитат, Библию можно легко признать экстремистской литературой. На мой взгляд, творчество в любом его виде не может быть экстремистским, поскольку творчество условно. В литературоведении советских времен было в ходу выражение «бытовизация литературы». Оно, в первую очередь, связывалось с творчеством Ивана Тургенева. В его время представители интеллигенции строили по романам прозаика свою реальную жизнь, нередко заканчивающуюся трагически. Что же, запретить Тургенева, только потому, что на кого-то из читателей «Рудин» или «Ася» произвели неизгладимое впечатление? В конце концов, как сказал Бодлер на судебном процессе, где его творчество объявили преступлением против общественной морали, «художник перед моралью не в отчете, у него должен быть талант, а не добрые намерения».

Вместе мы делаем мир справедливее.

Сайт «Так-так-так» создан для того, чтобы мы помогали друг другу. Вы тоже можете помочь, поддержав проект

Написать комментарий

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.