Россия — щедрая душа! (Апелляция, часть 3)

властьгосударствозаконыздоровьемедицинаобществополитикаполицияправа человекаправосудиепрокуратурасудчиновники

В ужасных условиях ИВС (которые неоднократно назывались судом бесчеловечными, пыточными и унижающими человеческое достоинство), я находился 159 дней. Значит, за каждый из 159 дней такой изощрённой пытки, устроенной мне государственным органом по защите прав и свобод человека и гражданина — ОВД г. Бердска, мне полагается по… 94 рубля. 94 рубля — за пытки. А за унижение моего человеческого достоинства на протяжении всех 159 дней суд насчитал мне бонус — по 33 копейки за каждый день. Россия — щедрая душа!

Продолжение: часть 3 апелляционной жалобы на решение Бердского городского суда от 28.11.2013 г.


Экспериментально доказано, что условия скученности ослабляют иммунную систему и способствуют стрессу, фактически убивающему человека (Майерс Д. «Социальная психология»). Судом установлено, что я находился в условиях скученности (страницы 3 — 4 Решения). Данный факт был установлен и ранее — 15.11.2010 г.

Таким образом, учитывая общеизвестность пагубного воздействия тюремного заключения на психику человека, суд был обязан провести психолого-психиатрическую экспертизу. Как минимум, суд был обязан провести эту экспертизу для определения тяжести стрессора (стрессовой ситуации) которым в данном случае было содержание меня в ужасных условиях ИВС, а также необходимо было для определения уровня страданий и характера морального вреда. Однако, этого сделано не было.

В своём ходатайстве от 23.03.2011 г. (том 1 лист дела 108), которое я поддержал в судебном заседании 27.11.2013 г., я попросил провести мне психолого-психиатрическую экспертизу, по указанным в ходатайстве вопросам. В частности по таким вопросам как:
2. Какое влияние на мою психику оказали (могли оказать) условия содержания в ИВС ОВД?
3. Могли ли условия содержания в ИВС ОВД оказать негативное воздействие на мою психику, вызвать возникновение психического расстройства; если да, то насколько сильное воздействие?
4. Являются ли имеющиеся в ИВС ОВД по г. Бердску действительные условия содержания психотравмирующим фактором, психосоциальным стрессом?
5. Оценить интенсивность этого стресса, тяжесть воздействия на психику человека.

Сергеев просит экспертизу (видео)

Однако, суд не стал назначать данную экспертизу, сославшись на то, что в рамках УГОЛОВНОГО ДЕЛА, в отношении меня была проведена психолого-психиатрическая экспертиза, по результатам которой у меня на момент помещения в ИВС уже имелось психическое заболевание.

Но я в своём исковом заявлении ставил вопрос о том, что у меня данное заболевание возникло исключительно под воздействием сильнейшего психосоциального стресса, психотравмирующего фактора — содержание меня не просто в условиях тюремной изоляции, но дополнительно в ужасающих условиях (в ИВС). Тяжесть и психотравмирующий эффект от подобной ситуации в значительной степени превышают негативный эффект от помещения человека в условия «обычного» тюремного заключения. Также, я указывал в своём исковом заявлении, что если у меня и имелось на момент помещения в ИВС какое-либо психическое заболевание (хотя незадолго до помещения в ИВС я посещал психиатра, который сказал мне, что я полностью здоров), то под воздействием суровых условий содержания под стражей, возможно имевшееся психическое заболевание усугубилось. Именно для того, чтобы разобраться во всех этих вопросах, и была нужна экспертиза.

Однако, суд вообще не стал заморачиваться разрешением вопроса касательно моего психического здоровья и причинённого (за время длительного нахождения в бесчеловечных условиях) вреда моему психическому здоровью. Суд просто сослался на экспертизу, проведённую в порядке уголовного судопроизводства в рамках уголовного дела, проигнорировав то, что та экспертиза не разрешала поставленные в моём ходатайстве вопросы. Да и не могла, так как эксперты не видели видео и фотографии реальных условий содержания под стражей невиновных людей: такого видео на тот момент просто не существовало.

При этом, даже если бы экспертиза проведённая в ГНЦ им. Сербского 03.02.2010 г. и разрешала бы вопросы поставленные в моём ходатайстве, ссылаться на экспертизу, проведённую в порядке УПК РФ суд не имел права.

Как я указывал в своём ходатайстве, согласно статье 1 ГПК РФ порядок гражданского судопроизводства определён ГПК РФ; гражданское судопроизводство ведётся в соответствии с ГПК РФ, а в случае отсутствия нормы процессуального права регулирующей отношения возникшие в ходе гражданского судопроизводства, применяется аналогия права.

Кроме того, в силу статьи 55 ГПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования сторон. Согласно части 2 статьи 55 ГПК РФ доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда.

Ввиду того, что два представленных суду заключения экспертов-психиатров в порядке УПК РФ в рамках данного дела не имеют юридической силы и не могут являться доказательствами в процессе гражданского судопроизводства, для разрешения поставленных в моём ходатайстве вопросов, необходимо было назначить и провести отдельную экспертизу в порядке ГПК РФ. Тем более, что последняя экспертиза была поведена в порядке УПК РФ за три года до момента рассмотрения дела судом и эксперты не имели в своём распоряжении тех доказательств, которыми располагал суд.

Таким образом, оказавшись запертым в таких условиях, моё психическое состояние не могло остаться без изменений. Это очевидно абсолютно любому. Для того, чтобы это понять, не нужно быть экспертом-психиатром или психологом.

XIV

Касательно справедливости компенсации причинённого морального вреда.

А.

01.04.2011 г. Центральный районный суд г. Новосибирска удовлетворил исковые требования Леконта Владимира Львовича и вынес решение о взыскании в его пользу компенсации морального вреда в размере 30.000 рублей. Новосибирский областной суд 09.06.2011 г. оставил данное решение без изменений. В случае с Леконтом В. Л., суд посчитал, что были грубо нарушены его конституционные права. Суд пришёл к выводу, что незаконное получение полицейскими сведений об имеющихся заболеваниях Леконта В. Л. нарушило «права и охраняемые законом интересы истца на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, гарантированные ст. 23 Конституции РФ, и данные действия причинили истцу нравственные страдания».

Существуют некоторые примеры, по которым можно примерно судить о несправедливости принятого Бердским судом решения.

Например, в декабре 2013 г. Пресненский районный суд Москвы удовлетворил иск поданный судьей Мосгорсуда Дмитрием Гордеюком и судьей в отставке Юрием Беспаловым к журналу The New Times о защите чести и достоинства. Ответчиков (журнал «The New Times» и журналистку Зою Светову) обязали выплатить 1,1 миллиона рублей в качестве компенсации морального вреда. Претензии истцов сводились к тому, что: «клевета, распространения тиражом 253 800 экземпляров, нанесла ущерб чести и достоинству». Суд, посчитав это утверждение верным, оценил ущерб от написанной в СМИ клеветы в 1,1 миллионов рублей.

Другой пример. Уголовный Кодекс РФ предусматривает ответственность за такое преступление как «клевета» (статья 128.1 УК РФ): то есть «распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию». Частью первой данной статьи, в качестве одного из видов наказания, предусмотрен штраф до 500.000 рублей. В части второй данной статьи, в которой предусматривается ответственность за то же деяние только совершённое публично, ответственность за данное деяние удвоена: до 1.000.000 рублей. А санкция части 5 статьи 128.1 УК РФ предусматривает штраф в размере до 5.000.000 рублей. То есть, законодатель считает, что сумма ущерба от данного деяния может доходить до 5.000.000 рублей. Тем самым, законодатель оценил достоинство личности в достаточно большую (по российским меркам) сумму.

Немного из практики:

1. В июле 2003 года Арбитражный суд Москвы удовлетворил иск ОАО «Альфа-Банк», ООО «Альфа-Эко», председателя совета директоров Альфа-Банка Михаила Фридмана и президента Альфа-Банка Петра Авена к издателю газеты «Версия» ЗАО «МАПТ-Медиа» и журналисту Олегу Лурье о защите деловой репутации. Суд обязал выплатить миллионные компенсации истцам: 3 млн. рублей президенту группы «Альфа-банк» Петру Авену, 3 млн. рублей председателю наблюдательного совета директоров консорциума «Альфа-Групп» Михаилу Фридману, а также судебные издержки в 170 тыс. фунтов стерлингов, которые причитались международному детективному агентству Kroll. 23 сентября 2003 г. апелляционная инстанция оставила это решение в силе.

2. Осенью 2004 в рамках рассмотрения иска «Альфа-банка» к издательскому дому «Коммерсант» Московский арбитражный суд удовлетворил исковые требования банка и постановил взыскать с газеты около 20,5 млн руб. убытков, понесенных им из-за публикации газеты, и 300 млн руб. так называемого «репутационного вреда». Затем 9-й апелляционный арбитражный суд сократил сумму убытков с 20,5 млн до 10,5 млн руб. В январе 2005 года ИД перечислил банку 310,5 миллионов, однако позже вышестоящая инстанция снизила общую сумму взыскания до 40,5 млн руб. и «Альфа-банк» был вынужден вернуть газете разницу.

3. В 2005 г., спустя 2 года после публикации в газете «Смена» статьи о деятельности основателя ЗАО «Фармакор», фармацевтическая компания предъявила газете иск на сумму 1,5 млн рублей и полностью выиграла суд.

4. 18 января 2013 года Октябрьский районный суд г. Новосибирска удовлетворил иск мэра Кольцово Николая Красникова о компенсации морального вреда за незаконное уголовное преследование и постановил взыскать из государственного бюджета 600.000 рублей в его пользу. Под стражу Николай Красников не помещался, всё время пока его уголовное дело расследовалось, он находился на свободе.

5. Европейский Суд по правам человека присудил по делу «Ананьев и другие (Ananyev and Others) против Российской Федерации» (Жалобы №№ 42525/07 и 60800/08) выплатить компенсацию морального вреда Баширову за содержание в бесчеловечных и унижающих достоинство условиях в размере 13.000 евро (653.380 рублей).

6. По делу «Очелков против России (Ochelkov v. Russia)» (№ 17828/05) Постановление от 11 апреля 2013 г. Европейский Суд, установив нарушение статьи 3 Европейской Конвенции (которая запрещает пытки, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание), обязал Россию выплатить заявителю 20.000 евро (по курсу 1.005.200 рублей) в качестве компенсации морального вреда.

Таким образом, можно увидеть, что суды присуждают довольно крупные суммы в качестве компенсации морального вреда за посягательство на честь, достоинство и деловую репутацию граждан.

Практика показывает, что Европейский Суд, установив, что государством было нарушено какое-либо право, никогда не присуждало компенсации менее 1.000 евро (минимальные суммы компенсации обычно выше: от 2.000 до 6.000 евро).

Полагаю, что в связи с моим делом, следует произвести оценку по каждому факту нарушенных прав.

Б.

Бердский городской суд посчитал, что сумма компенсации в 15.000 рублей будет «справедливой» и «достаточной». То есть, с точки зрения Бердского суда, ничего особо страшного не случилось, ущерб от незаконных действий и бездействия государственного органа «минимален», а потому достаточно будет выплатить мне сумму равную ОДНОМУ МЕСЯЦУ проживания в съёмной квартире.

Чтобы несправедливость размера компенсации была предельно очевидна каждому, попробую объяснить ситуацию языком цифр.

В ужасных условиях ИВС (которые неоднократно назывались судом бесчеловечными, пыточными и унижающими человеческое достоинство), я находился 159 дней. Значит, за каждый из 159 дней такой изощрённой пытки, устроенной мне государственным органом по защите прав и свобод человека и гражданина — ОВД г. Бердска, мне полагается по… 94 рубля. 94 рубля — за пытки. А за унижение моего человеческого достоинства на протяжении всех 159 дней суд насчитал мне бонус — по 33 копейки за каждый день. Россия — щедрая душа!

Легальное видео условий содержания в ИВС ОВД г. Бердска в 2010 году. Полная версия. (видео)

В данном свете цитирование второй статьи Конституции РФ «человек, его права и свободы являются высшей ценностью» кажется издёвкой.

В части 1 статьи 21 Конституции РФ сказано, что «достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления». А в части 2 статьи 21 указано, что «никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию».

Однако, получается, что Российская Федерация не выполнила своих обязанностей по охране моего достоинства. Также государством не были исполнены обязанности по защите меня от пыток, жестокого и унижающего обращения. Суд посчитал, что будет «справедливым» наказать государство за неисполнение конституционных обязанностей на 15.000 рублей.

Но можно считать и по-другому.

Например, можно за каждое доказанное нарушение какого-либо моего права и законной нормы, установить какую-либо адекватную компенсацию.

Судом были установлены (в этом и предыдущим процессах) существенные и многочисленные нарушения моих прав и норм действующего законодательства. За каждый факт нарушения полагаю возможным установить какую-либо материальную компенсацию (так как иным образом возместить ущерб не удастся).

Посчитаем примерно так:

1. нарушение пункта 2 Правил внутреннего распорядка в ИВС: необеспечение режима, обеспечивающего соблюдение прав подозреваемых и обвиняемых. Это привело к нарушению моих неотъемлемых прав, гарантированных мне Европейской Конвенцией, Конституцией РФ, федеральным законодательством РФ. Сумма компенсации: 1.000.000 рублей.

2. нарушение пункта 11 ПВР: в ИВС содержались лица, нуждающиеся в стационарном лечении. Сумма компенсации: 1.000.000 рублей.

3. нарушение пункта 17 ПВР: инфекционные больные не содержались в карантине. Сумма компенсации: 1.000.000 рублей.

4. нарушение пункта 18 ПВР: больные инфекционными заболеваниями содержались вместе со здоровыми. Сумма компенсации: 10.000.000 рублей.

5. нарушение пункта 19 ПВР: нарушение порядка раздельного содержания заключённых. Сумма компенсации: 100.000 рублей.

6. нарушение пункта 21 ПВР: содержание курящих, с некурящими. Сумма компенсации: 1.000.000 рублей.

7. нарушение пункта 42 ПВР:
? содержание в условиях, не отвечающих требованиям гигиены. Сумма компенсации: 1.000.000 рублей;
? содержание в условиях, не отвечающих требованиям пожарной безопасности. Сумма компенсации: 1.000.000 рублей;
? содержание в условиях, не отвечающих нормам санитарной площади в камере на одного человека, установленным Федеральным законом. В камере ИВС рассчитанной на 4 человека содержалось до 12 человек. Сумма компенсации: 1.000.000 рублей;
? двухразовое питание вместо трёхразового. Сумма компенсации: 1.000.000 рублей.

8. нарушение пункта 43 ПВР:
? необеспечение индивидуальным спальным местом. Сумма компенсации: 1.000.000 рублей;
? необеспечение постельными принадлежностями в полном объёме (обеспечивали родные). Сумма компенсации: 100.000 рублей;
? необеспечение постельным бельём (обеспечивали родные). Сумма компенсации: 100.000 рублей;
? необеспечение столовой посудой и столовыми приборами. Сумма компенсации: 100.000 рублей.

9. нарушение пункта 45 ПВР:
? отсутствие индивидуальных нар или кроватей по числу заключённых. Приходилось спать на полу. Сумма компенсации: 1.000.000 рублей.
? отсутствие стола и скамеек по числу заключённых. Приходилось есть, писать, читать — также на полу. Сумма компенсации: 1.000.000 рублей.
? отсутствие шкафа для хранения индивидуальных принадлежностей и продуктов. Сумма компенсации: 100.000 рублей.
? санитарный узел был устроен с нарушением правил приватности. Справлять нужду приходилось у всех на виду. Сумма компенсации: 1.000.000 рублей.
? отсутствие вешалки для верхней одежды. Одежду приходилось складывать на постель в кучу. Сумма компенсации: 100.000 рублей.
? отсутствие бачка для питьевой воды. Сумма компенсации: 500.000 рублей.
? отсутствие радиодинамиков. Приходилось сутками и месяцами находиться в условиях информационного вакуума без возможности хотя бы послушать новости или музыку. Сумма компенсации: 1.000.000 рублей.
? отсутствие кнопки для вызова дежурного. Приходилось в случае необходимости для вызова сотрудника ИВС стучать по металлической двери кулаками (приходилось часто). Сумма компенсации: 1.000.000 рублей.
? отсутствие светильников ночного освещения. Спать приходилось при свете дневной лампы. Сумма компенсации: 1.000.000 рублей.
? отсутствие окна. Пребывание там более дня приводило к дезориентации, и не было понятно: день сейчас или ночь. Сумма компенсации: 1.000.000 рублей.
? отсутствие тазов для гигиенических целей и стирки одежды. Сумма компенсации: 500.000 рублей.

10. нарушение пункта 47 ПВР: нарушалось право на еженедельную помывку в душе. Иногда не водили мыться месяцами. Сумма компенсации: 1.000.000 рублей.

11. нарушение главы XIV ПВР: отсутствие медико-санитарного обеспечения. В том числе полное отсутствие какой-либо дезинфекции в ИВС. Следствие: заражение туберкулёзом дважды, отказ в предоставлении медицинской помощи, отказ в лечении, что увеличило срок излечения в два раза. Сумма компенсации: 10.000.000 рублей.

12. нарушение главы XV ПВР: отсутствие ежедневных прогулок. Нахождение 24 часа в сутки без доступа к свежему воздуху. Сумма компенсации: 1.000.000 рублей.

13. нарушение главы XVI ПВР: нарушение права на свидания с адвокатом и женой — назначенной следователем моим законным представителем (то есть защитником). Нарушение права на защиту. Сумма компенсации: 1.000.000 рублей.

14. нарушение статьи 13 федерального закона «О содержании под стражей»: содержался в ужасных условиях ИВС БОЛЕЕ 10 СУТОК в течение месяца. Иногда месяцами. Сумма компенсации: 1.000.000 рублей.

Итого: 41.600.000 рублей. Плюс 8.400.000 за повторное помещение меня после излечения от туберкулёза, в камеру с больными туберкулёзом. Всего: 50.000.000 рублей, которые были заявлены мною в иске.

15. В ходе рассмотрения дела, помимо вышеуказанных нарушений, были выявлены и иные нарушения действующего на тот момент законодательства РФ, допущенные ОВД по г. Бердску (перечислены в пунктах IX-X данной жалобы):

1. Нарушения норм Конституции РФ:

? Статья 2
? Статья 17
? Статья 21
? Статья 41
? Статья 42

2. Нарушения «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан»:

? Статья 1
? Статья 2
? Статья 29


3. Нарушения Федерального закона РФ от 15 июля 1995 года № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»:

? Статья 1
? Статья 4
? Статья 13
? Статья 15
? Статья 17
? Статья 22
? Статья 23
? Статья 24
? Статья 33

4. Нарушения Федерального закона от 18 июня 2001 г. № 77-ФЗ «О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации»:

? Статья 7
? Статья 10
? Статья 11
? Статья 13

5. Нарушения Приказа Министерства здравоохранения и социального развития РФ и Минюста РФ от 17 октября 2005 г. № 640/190 «О порядке организации медицинской помощи лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы и заключенным под стражу»:

? Пункт 40
? Пункт 317
? Пункт 338
? Пункт 341
? Пункт 348
? Пункт 353
? Пункт 354
? Пункт 372
Таким образом, ОВД Бердска было нарушено:

1. 5 статей Конституции РФ;
2. 16 статей различных федеральных законов;
3. 30 пунктов Правил Внутреннего Распорядка;
4. 8 пунктов совместного Приказа Министерства Юстиции и Министерства здравоохранения.

Итого: ОВД Бердска, органом правопорядка, созданным для защиты прав
граждан, были незаконно нарушены 59 моих прав, гарантированных мне государством!
Это документально ДОКАЗАННЫЕ нарушения.

Следовательно, если поделить 15.000 рублей компенсации на 59 допущенных правозахоронителями из ОМВД г. Бердска нарушений, получится, что суд оценил каждое нарушение в 254 рубля 23 копейки.

Честно говоря, я даже не знаю, что более цинично: оценить каждый день пыток с унижениями в 94 рубля 33 копейки, или оценить каждое из 59 нарушенных прав и норм закона в 254 рубля 23 копейки? В любом случае, «справедливым» нельзя будет назвать ни первый вариант расчёта компенсации, ни второй. Гораздо более справедливым, было бы оценить каждое из 59 нарушенных прав в минимальные 1.000 евро. Тогда, сумма компенсации составит 2.965.340 рублей (59.000 евро). Или по-другому: оценить каждый из 159 проведённых в пыточных условиях опять-таки в минимальные 1.000 евро. Тогда размер компенсации составит 7.991.340 рублей (159.000 евро). Но суд решил довести ситуацию до абсурда: установив беспрецедентное количество нарушений допущенных одним органом по одному делу, назначил смехотворную компенсацию. 15.000 рублей — чистая насмешка и откровенное издевательство в данном случае.

Смех сквозь слёзы: саркастический видеоролик на основе моего видео — «Квартиры в Бердске». (видео)

XV

Министерство финансов подало апелляционную жалобу на данное решение, указав, что 15.000 рублей Министерство платить не должно, не хочет, да и вообще я сам виноват в том, что оказался в условиях, оказаться в которых просто не мог, если бы органы власти исполняли действующее законодательство, а не относились бы к нему и к правам человека с таким презрением и пренебрежением.

Представитель Министерства Финансов России Карамова А. В. указала в своей апелляционной жалобе: «…суд в своём решении совершенно не учёл личность самого истца. Который фактически самостоятельно обрёк себя на лишения и страдания, совершив преступление».

Во-первых, действующее законодательство запрещает причинять кому-либо страдания. В том числе, закон запрещает причинять страдания и преступникам. В статье 4 закона «О содержании под стражей» указано, что «содержание под стражей не должно сопровождаться пытками, иными действиями, имеющими целью причинение физических или нравственных страданий подозреваемым и обвиняемым в совершении преступлений, содержащимся под стражей». Кроме того, условия должны отвечать всем требованиям закона.

Во-вторых, обвинительного приговора суда в отношении меня нет, следовательно, я НЕ совершал преступления и преступником меня называть нельзя. Это прямо вытекает из презумпции невиновности (которая вроде как пока действует): «каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда» (статья 14 УПК РФ и статья 49 Конституции РФ).

В-третьих: по заключению экспертов ГНЦ им. Сербского, я на момент инкриминированного мне деяния находился в состоянии невменяемости: то есть и с этой точки зрения также не мог совершить преступление, так как «не осознавал характер своих действий и не мог их контролировать». Преступление, может совершить ТОЛЬКО вменяемое лицо, осознающее свои действия. С этим полагаю, суд согласится.

Таким образом, изложенное в апелляции Министерства Финансов России имеет все признаки уголовного преступления в отношении меня по статье 128.1 УК РФ «клевета».

XVI

В своих прениях я объяснил суду всю серьёзность данного дела, допущенных в отношении меня нарушений и пояснил также необходимость удовлетворения моих исковых требований в полном объёме:

«…дважды заразиться туберкулёзом — смертельно-опасным заболеванием, не иметь возможности получать лечение, которое необходимо человеку, чтобы выздороветь и не умереть, я считаю 15.000 крайне недостаточно и никакого воспитательного значения для представителей ответчика иметь не будет. Ну что такое 15.000? Ну, заплатит Министерство финансов 15.000, а каким это уроком послужит для этого органа? Дальше люди будут также по 20 лет содержаться в таких же условиях, пока какой-нибудь Сергеев, с диагнозом психического хронического расстройства не окажется в этих условиях, не соберёт доказательства, не подаст в суд, не докажет все эти обстоятельства и на тебе — прокуратура потом подаёт иск: закрывайте (ИВС): в таких условиях людей держать нельзя? А что, прокуратура раньше этого не видела? Видела. Почему нельзя было прокуратуре раньше подать такую жалобу?

Я же, Ваша честь, добился выделения 4.500.000 рублей на проведение ремонтных работ в ИВС. Когда я выиграл дело по жалобе, мне сотрудники ИВС в частности начальник ИВС сказал: „ну и что ты добился? Ну, вынесли решение. Ну, повесь его себе над матрасиком и совесть твоя пусть будет спокойна. Ты дальше будешь спать на полу, писать на полу…“. Я говорю: почему? Мне говорят: нет денег, нам их никто не выделит. Я говорю: ну в чём проблема? Сейчас я напишу 2−3 заявления и будут деньги. Написал в Министерство финансов, Министерство Внутренних Дел и в Государственную Думу. Приложил видеозапись условий содержания и копию решения суда вступившего в законную силу. Не так же трудно, Ваша честь, это было. Мне, находясь в таких условиях написать, отправить, сделать копии, разослать всем… В чём проблема, Ваша честь? Почему другие органы, которые должны были эти условия улучшать, должны были обеспечивать те условия которые написаны в замечательных федеральном законе „О содержании под стражей“ и Правилах Внутреннего Распорядка… Там же всё это написано… В Конституции, про достоинство… все законы говорят об этом: недопустимость унижения, создание таких условия. Условия Вы видели. В решении суда написано: бесчеловечные условия, унижающие человеческое достоинство, приводящие к смертельно-опасным заболеваниям…

Посмотрите на результат выигранного мною дела по ИВС в 2010 г. - И один в поле воин

Для того, чтобы ответчики почувствовали свою ответственность за судьбы людей, которые находятся в их власти, полной и безраздельной власти, я считаю необходимым удовлетворить в полном объёме ту сумму, которая указана в моём исковом заявлении. Пусть это послужит хорошим уроком органам государственной власти и не допустит впредь, такое вот циничное отношение к нормам закона, к человеку, его правам, свободам и его достоинству».

Сергеев Андрей Алексеевич в Бердском суде 27.11.2013 г.Фото «Бердск-онлайн».

Мои прения в судебном заседании 28.11.2013 г. (с 6 минуты 46 секунды) (слушать) (скачать)

То, что представитель ответчика МВД России Иневатова Т. В. выслушав заключение прокурора и мои прения, отказалась сама выступать в прениях, свидетельствует о том, что представитель МВД России согласилась со всем сказанным. По крайней мере, это говорит о том, что у представителя МВД России не было никаких контраргументов.

XVII

В период нахождения в местах лишения свободы, по вине ОМВД г. Бердска и МВД РФ я дважды заражался туберкулёзом лёгких. Возможность заразиться туберкулёзом у меня была только в ИВС ОВД г. Бердска, где я содержался в одной камере с больными туберкулёзом людьми. Я содержался в ИВС порой по целому месяцу, а если и вывозился по истечению срока содержания, то через день-два или три снова доставлялся в ИВС, где содержался без доступа свежего воздуха, в перенаселённых накуренных камерах с клопами, на полу, вместе с людьми, больными открытой формой туберкулёза в фазе распада. У меня двое малолетних детей, которых я мог заразить, кроме того, я вообще мог умереть от туберкулёза ввиду неполучения необходимого лечения в ИВС, что причиняло мне дополнительные страдания и переживания.

Считаю, что за содержание меня в бесчеловечных, недостойных человека условиях унижающих чувство достоинства и подпадающих под определение пытка по смыслу статьи 3 Европейской Конвенции 1950 г. на протяжении длительного времени, в нарушение статьи 13 ФЗ РФ «О содержании под стражей», размер компенсации должен составлять не менее 50.000.000 (пятьдесят миллионов) рублей.

Полагаю, данная сумма обоснованна как характером действий (бездействия) ответчиков, длительностью нарушения моих прав, так и характером объекта посягательств и нарушенных прав, размером и характером ущерба, тяжестью последствий.

Также считаю, что в целях предупреждения причинения вреда ответчиком в будущем, для возможности воспитания у ответчиков и выработки ответственности, уважительного отношения к жизни и здоровью граждан, к правам человека, к Закону, учитывая назидательное значение той кары которую ответчики заслужили в том числе ввиду неуважительного отношения ответчиков к законодательству Российской Федерации, сумма компенсации морального вреда должны составлять сумму не меньшую чем 50.000.000 (пятьдесят миллионов) рублей: меньшие суммы как показывает практика, не возымеет должного эффекта и не возместит мне причинённый ответчиком ущерб.

Согласно Решению Центрального районного суда г. Новосибирска от 31.08.2011 г., единственный орган, который был виновен в том, что деньги на проведение ремонтных работ и приведение условий содержания в ИВС ОВД г. Бердска в соответствие с требованиями законодательства и Приказов самого Министерства внутренних дел не выделялись — это МВД РФ. Следовательно, раз нарушителем является столь серьёзное федеральное ведомство, то и наказание (компенсация) должно быть более значительным.

XVIII

Таким образом, в ходе судебного процесса было установлено, что в городе Бердске Новосибирской области, в одном здании с ОВД по г. Бердску (орган правопорядка, охраны прав, жизни и здоровья граждан), на протяжении 20 лет функционировал Изолятор Временного Содержания, представляющий смертельную опасность для жизни и здоровья граждан Российской Федерации и, кроме того — для иностранных граждан…

В нечеловеческих условиях ИВС люди заражались туберкулезом, умирали, а правохоронительные органы делали вид, что об этом не знают, предпочитая выписывать друг-другу необязательные для исполнения предупреждения и отписки на них: отстаньте, у нас нет денег для того, чтобы создать условия, при которых бы люди не заражались и не умирали.

Суд, который шёл целых ТРИ ГОДА по моему иску, разобрался в ситуации и вынес своё решение. Решение суда — настоящая насмешка над правосудием: 15.000 рублей за содержание «в ненадлежащих условиях в ИВС». Факт заражения туберкулёзом в ИВС суд посчитал «недоказанным», а вторичное заражение после излечения вообще не углядел. Заплатить эти гроши, должен Минфин РФ, который не желает платить даже эти копейки (Минфин РФ подал апелляционную жалобу на это решение). ОМВД г. Бердска и МВД РФ — не должны платить ничего. А так как им не нужно ничего платить, то они даже и не стали обжаловать это решение, хотя даже в нынешнем виде, это решение говорит о незаконных действиях ОМВД г. Бердска и МВД РФ, доказывающих содержание ДЕСЯТЕЛЕТИЯМИ невиновных людей в бесчеловечных, пыточных условиях. Назвать такое решение «справедливым» язык не поворачивается.

Любое решение суда, признающее нарушение норм федеральных законов, Конституционных положений и прав граждан, должно формировать у органа-нарушителя правильное отношение к этим фактам и показывать ЗНАЧИТЕЛЬНОСТЬ этих нарушений и ЗНАЧИМОСТЬ высших ценностей, которыми, как указано в статье 2 Конституции РФ в России являются: человек, его права и свободы.

Если суд, установив допущенные государственным органом (созданным для защиты прав и свобод человека) нарушения прав и свобод человека, «оценивает» эти нарушения в 15.000 рублей, то для органа-нарушителя, сиё означает, что «максимальная цена» высших ценностей Российского государства составляет 15.000 рублей, что является с точки зрения органа-нарушителя незначительной ценой, стало быть, орган-нарушитель перестаёт считать права человека «высшей ценностью», что приводит к повторным нарушениям этих прав. В условиях, когда государственные органы испытывают нехватку финансирования, государственные органы считают «высшей ценностью» бюджетные средства (сформированные за счёт налогоплательщиков, то есть народа, который и является властью в России). При этом, на нарушения прав граждан (налогоплательщиков, народа, власти) государственные органы глаза закрывают: им проще выплатить в случае чего незначительную сумму в качестве компенсации, нежели свято соблюдать закон.

Это и приводит к тому, что государственные органы и руководящий состав этих органов, начинают мыслить в таких категориях как: подумаешь, права человека, подумаешь Конституция, все остальные федеральные законы, нормативно-правовые акты всяких там МВД РФ и иных органов. Ну и что, что эти законы принимала Государственная Дума, а подписывал Президент РФ? Что с того, что они «обязательны для исполнения» а «неисполнение этих норм влечёт предусмотренную законом ответственность». Никто никогда ничего не исполнял, ответственности никто никогда не нёс, значит (делает вывод сотрудник государственного органа): нарушать законы и права человека МОЖНО. И правда: реальной ответственности за неисполнение законов нет. Суммы компенсации за доказанные нарушения — смехотворны и зачастую не превышают месячные расходы небольшого госоргана на канцелярские принадлежности (мелкие расходы). Причина громадного количества нарушений допускаемых государственными органами одна — безнаказанность. А безнаказанность порождает ещё больше нарушений.
На основании изложенного, в соответствии со статьями 320, 327.1, 328, 330 (часть 1 пункты 1, 2, 3, 4) ГПК РФ, —

ПРОШУ:

Решение Бердского городского суда от 28.11.2013 г. отменить, принять по делу новое решение.
Настоящую жалобу прошу рассмотреть с моим участием.
От уплаты госпошлины я освобождён, так как являюсь инвалидом 2 группы.

Мотивированное решение получил на руки 09.12.2013 г.

Сергеев Андрей Алексеевич.

//

Вместе мы делаем мир справедливее.

Сайт «Так-так-так» создан для того, чтобы мы помогали друг другу. Вы тоже можете помочь, поддержав проект

Написать комментарий

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.