Талончик на семью для пожизненно заключенных: в суде выдают?

Вся РоссиязаключенныеКонституционный судправа человека

Одними из наиболее обсуждаемых в современном юридическом дискурсе делами в сфере защиты прав заключенных являются дело «Хорошенко против Российской Федерации» (2015 года, рассмотренное ЕСПЧ) и «дело Королёва» (2016 года, рассмотренное Конституционным Судом РФ). Коротко остановимся на содержании принятых судебных решений по данным делам.
В первом деле заявитель жаловался, что лишение права на длительные свидания с родными нарушает его конвенционное право на семейную жизнь. В деле Суд отметил, что государство имеет право контролировать внешние связи заключенных, включая семейные связи. «Такие меры могут включать в себя ограничения числа семейных свиданий, надзор во время указанных свиданий, если это обосновано характером преступления и особыми характеристиками личности заключенного, введение особого режима в отношении заключенного или особых условий проведения свиданий» (п. 123 постановления).

Свобода усмотрения государства в регулировании режима содержания заключенных ограничена обязательством предупреждать разрыв семейных связей. Дело Хорошенко равно, как и многие другие дела, показывает, что, конечно, многие заключенные теряют связи с семьей, причем не только при пожизненном заключении. Анализ практики членов Совета Европы показывает, что минимальная продолжительность свиданий составляет не менее одного посещения каждые два месяца. Для «пожизненников» в этом плане различия не проводятся, в результате чего Россия — единственная юрисдикция в рамках Совета Европы, «которая регламентирует свидания всех приговоренных к пожизненному лишению свободы лиц как группы путем сочетания крайне низкой периодичности свиданий в исправительном учреждении и длительности действия такого ограничения» (п. 135 постановления).

Таким образом, принцип пропорциональности ограничений права на семейную жизнь в данном деле, по мнению Суда, не был соблюден. Государство преследовало правомерную цель, но превысило допустимые пределы вмешательства в право на уважение личной и семейной жизни заявителя, гарантированного ст. 8 Конвенции.

Вслед за решением ЕСПЧ, Конституционный Суд РФ в 2016 году рассмотрел дело по жалобе жены пожизненно осужденного Николая Королёва, которая по аналогии с делом Хорошенко жаловалась на нарушение права на семейную жизнь в связи с отсутствием в России права пожизненно заключенных на длительные свидания.

В ноябре 2016 года Конституционный Суд признал за осужденными, отбывающими наказание в исправительных колониях особого режима в строгих условиях, право на длительные свидания (три дня в изолированном помещении без надзора) один раз в год. Своим постановлением Конституционный Суд России не только покритиковал российский закон, но и самостоятельно заполнил возникающий правовой пробел, взяв на себя инициативу по самостоятельному регулированию права на длительные свидания. Интересно, что ранее судьи Конституционного Суда поддерживали иную позицию, выраженную в определении 2005 года по делу Хорошенко и супругов Захаркиных. Тем не менее, Постановление Конституционного Суда по делу Королёва показывает, что Суд решил последовать толкованию конвенционного права на семейную жизнь, выраженному в постановлении ЕСПЧ по делу Хорошенко против России. Это к размышлению о том, что наш Суд хочет / не хочет следовать решениям ЕСПЧ.

В конце 2016 года в передаче «Человек и закон» (Первый канал) корреспондент неприкрыто критикует данное решение Конституционного Суда, считая его несоответствующим природе пожизненного заключения. При этом не предлагаются альтернативные варианты сглаживания не совсем корректно (или совсем некорректно) формируемого общественного восприятия данного решения. Такие сюжеты подаются «на тарелочке под соусом» неуважения к самому Суду. А как же построение правового государства, частью которого является и сам Конституционный Суд?

Наверное, чтобы избежать такой неоднозначной реакции, законодатель может постараться максимально аккуратно теперь корректировать положения Уголовно-исполнительного кодекса РФ в части предоставления права на длительные свидания пожизненно заключенным. Необходимость учета личности заключенного и его поведения в местах лишения свободы, на наш взгляд, могут стать одним из критериев дополнительного «фильтра» при предоставлении длительных свиданий. Но будет ли законодатель так щепетильно подходить к реформе?

Вместе мы делаем мир справедливее.

Сайт «Так-так-так» создан для того, чтобы мы помогали друг другу. Вы тоже можете помочь, поддержав проект

Написать комментарий

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.