Общественный вердикт «Почему в Российской Федерации не работает механизм утилизации твердых бытовых отходов (ТБО) I-V класса опасности?»

Ленинградская обл.журналистские и общественные расследованияэкология

Проблема

При создании «новой экономики» в 1990-е годы в России сменилось само отношение к ресурсам. В Российской империи, а затем и в СССР к отходам относились как к вторичному сырью, была налажена четкая система его приемки и переработки. В структуре различных министерств существовало четыре главка, отвечавших за приемку утильсырья (от лат. utilis — полезный). Главвторсырье (Министерство легкой промышленности) занималось сбором вторсырья у населения в городах и поселках; Центросоюз - в сельской местности; Главвторчермет (Министерство черной металлургии) забирал металлолом у промышленных предприятий, совхозов, МТС; Главвторцветмет (Министерство цветной металлургии) отвечал за сбор цветных и драгоценных металлов. Причем, строгий учет драгметаллов в электронике (микросхемы и прочие изделия) велся с момента выпуска их заводом-изготовителем. В производственном плане каждого предприятия была обязательная графа, в которой фиксировались сданные отходы металла, стекла, пластмассы; пионерские отряды, соревнуясь, собирали тонны металлолома, макулатуры, ветоши. И все это использовалось для выпуска новой продукции, причем затраты на сбор и предварительную переработку вторичного сырья включались в ее себестоимость. Эпоха планово-командной экономики закончилась, а вместе с ней и всяческая экономия: в 1991 году была ликвидирована государственная система переработки вторичных ресурсов, действовавшая под эгидой Госснаба и включавшая в себя более 500 предприятий и около 6000 пунктов приема вторсырья от населения. В 1996 году для предприятий была отменена статистическая отчетность по формам 14-ВР (вторичные ресурсы), 14-лес (древесные отходы), 9-СН (лом черных металлов), 17-СН (лом цветных металлов), Министерство экономики (Минэкономразвития) России перестало рассматривать вторичные ресурсы в числе объектов, требующих специальных мер государственного регулирования. Поэтому, даже, несмотря на уменьшение уровня образования отходов из-за катастрофического спада производства 1990-х годов, уровень их переработки снизился в несколько раз. Окончательно производственная отрасль переработки вторсырья была разрушена уже на законодательном уровне: подписанный Б.Н. Ельциным закон «Об отходах производства и потребления» (№ 89-ФЗ от 24 июня 1998 года) называет вторичные ресурсы «отходами». Он определяет эти отходы как «остатки сырья, материалов, полуфабрикатов, иных изделий или продуктов, которые образовались в процессе производства или потребления, а также товары (продукция), утратившие свои потребительские свойства». Там же дана их классификация: в зависимости от степени негативного воздействия на окружающую среду они подразделяются на пять классов опасности. I класс — чрезвычайно опасные отходы, II класс — высокоопасные отходы, III класс — умеренно опасные отходы, IV класс — малоопасные отходы, V класс — практически неопасные отходы.

Одновременно с накоплением не переработанных промышленных отходов стали стремительно расти «отходы потребления», так как, во-первых, у населения перестали принимать стеклотару, макулатуру, ветошь и пр., а, во-вторых, появился новый вид отходов — упаковка импортных товаров, наполнивших прилавки российских магазинов. Все эти отходы, за исключением лома цветных и черных металлов, которые «инициативные» граждане активно сдавали в частные приемные пункты, оседали на мусорных полигонах и стихийных свалках. В настоящее время, по данным Федерального бюджетного учреждения «Научно-исследовательский центр по проблемам управления ресурсосбережением и отходами» (ФБУ «НИЦПУРО»), объем накопленных не переработанных отходов в стране составляет 80−90 млрд. тонн, причем, он увеличивается практически ежедневно. Так, Министерством природных ресурсов и экологии РФ учтено 2400 объектов размещения только отходов I-II классов опасности, Росатом добавляет к ним 1170 временных хранилищ на 69 предприятиях отрасли, расположенных в 33 регионах страны, где накоплено около 500 миллионов кубометров твердых радиоактивных отходов (РАО). Условия хранения их во многих случаях не соответствуют действующим в стране экологическим требованиям и принятым в мире стандартам. Часто превышение предельно допустимого коэффициента (ПДК) воздействия опасных отходов на окружающую среду составляет десятки и сотни раз. В то же время ставки по экологическим платежам, в том числе и за негативное воздействие на природу, минимальны, так как они практически не индексировались с 2004 года. Например, 23 июня 2011 года на полигоне токсичных отходов «Красный Бор» (Ленинградская область), расположенном в 30 километрах от пятимиллионного Санкт-Петербурга, произошел очередной пожар, в результате которого в атмосферу попало 18,6 тонн загрязняющих веществ. В связи с этим Государственному природоохранному предприятию полигон «Красный Бор» было назначено административное наказание — штраф в размере 35 тысяч рублей. За то, что предприятие было признано виновным в несоблюдении экологических и санитарно-эпидемиологических требований при обращении с опасными отходами его дополнительно наказали штрафом в 110 тысяч рублей. К сведению, за более, чем тридцатилетнюю деятельность полигона, расположенного на площади более 70 гектаров, в нем накоплено примерно полтора миллиона тонн токсичных отходов, экологи утверждают, что на сегодняшний день могильник переполнен. (http://www.bellona.ru/articles_ru/articles_2011/poligon-zakon) В то же время, по данным Минздравсоцразвития РФ, Санкт-Петербург лидирует в стране по заболеваемости в классах экологически обусловленных болезней (по классификации ВОЗ) — новообразования, врожденные аномалии, астма. Рост заболеваемости населения города за период с 2000 по 2010гг. онкологическими болезнями составил 97% (по РФ — 64%), у детей — 189% (по РФ — 35%); астмой — 138% (по РФ-92%); а количество врожденных аномалий у детей (0−14лет) выросло на 82% (по РФ — 69%). По данным Росстата (Росстат. Социальное положение и уровень жизни населения России. 2010: Стат.сб. М), в Петербурге на 1000 человек приходится 151 инвалид, по РФ — 93. Характерно, что общая заболеваемость населения Петербурга начала активно расти с начала 2000-х годов, и в настоящее время значительно превышает средние показатели по стране и Москве.

Другая беда — стихийные свалки, окружившие как небольшие дачные поселки, так и мегаполисы, где отходы вообще никто не классифицировал. По данным ФБУ «НИЦПУРО», с мая 2011 года по июль 2013 года на территории Российской Федерации число таких свалок увеличилось с 370 до 52444, то есть выросло в 142 раза! И это только те, чьи площади измеряются гектарами.

Власти практически полностью игнорируют эту почти катастрофическую ситуацию, даже на самом высоком уровне. Так, в ежегодном Послании Федеральному Собранию 12 декабря 2013 года, где Президент России Владимир Путин конкретизировал основные направления стратегического развития страны, не были упомянуты не только проблемы, связанные с «отходами производства и потребления», но даже слово «экология» ни разу не прозвучало. То есть «чувство ответственности за страну», которое «явилось основным лейтмотивом Послания Президента РФ», никак не подсказало ему, что ресурсо-потребительский менталитет в качестве государственной экономической политики давно себя исчерпал: территория и природные ресурсы даже такой большой и богатой страны тоже имеют свои пределы.

Начало общественного расследования 19 сентября 2012 года.

Ведущий расследования: Татьяна Воронцова, журналист.

Фактическая база

Команда общественного расследования провела мониторинг ситуации по данной проблеме, который включал в себя:

  • анализ научно-технических публикаций и материалов в средствах массовой информации;
  • анализ нормативно-правовой базы РФ по данной проблеме;
  • анализ зарубежного опыта в сфере обращения с отходами;
  • консультации специалистов, работающих в сфере управления ТБО, юристов, экологов

Результаты анализа источников

На основании анализа имеющихся в открытом доступе источников, в том числе сайтов Государственной Думы РФhttp://www.duma.gov.ru/; Общественной Палаты РФ http://oprf.ru/; Правительства РФ http://government.ru/; Минприроды РФ http://www.mnr.gov.ru/mnr; Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом"http://www.rosatom.ru/; Комитета по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности Санкт-Петербурга http://gov.spb.ru/gov/otrasl/ecology/; Правительства Архангельской области http://dvinanews.ru/-/eco; Правовой системы КонсультантПлюс
www.consultant.ru; Экологического правозащитного центра «Беллона» http://bellona.ru; саморегулируемой организации «Санкт-Петербургская Ассоциация Рециклинга» (СРО СПАР) http://www.reuse.spb.ru; общественного проекта Росхлам. Биржа вторсырья. http://Roshlam.ru, http://vk.com/roshlamru; журнала «Твердые бытовые отходы"http://www.solidwaste.ru/magazine, Некоммерческого партнерства «Санкт-Петербургский экологический союз"http://www. ecounion.ru и др., команде общественного расследования стало понятно, что масштаб проблемы гораздо значительнее, чем он представлялся до начала расследования.

Утилизация, то есть употребление с пользой (Советский энциклопедический словарь, изд.4-е, М., «Советская энциклопедия», 1989), промышленных и твердых бытовых отходов (ТБО) необходима по многим причинам. Вот главные: во-первых, ресурсы многих материалов на Земле ограничены и не могут быть восполнены в сроки, сопоставимые со временем существования человеческой цивилизации; во-вторых, попав в окружающую среду, материалы становятся загрязнителями; в-третьих, отходы и закончившие свой жизненный цикл изделия часто являются более дешевыми источниками для производства новых товаров, чем природные материалы. Если к этим отходам отнестись по-хозяйски, как вторичным материальным ресурсам (ВМР), ведь объемы их накопления в России больше, чем современные объемы добычи природного сырья, то можно и полезные ископаемые сохранить для будущих поколений, и решить проблему негативного воздействия отходов на окружающую среду. (По данным ФБУ «НИЦПУРО», масштаб образования промышленных отходов — примерно 3 млрд. тонн в год, причем более 90% из них составляют отходы добычи и обогащения полезных ископаемых, ТБО — 35−40 млн. тонн). Выгоду использования вторсырья хорошо понимают в странах с высокоразвитыми экономиками. Так, в Европейском Союзе за последние 20 лет уровень утилизации различных отходов значительно вырос во многом благодаря правильному госрегулированию экономической деятельности с этой сфере. В России все с точностью наоборот. С начала 1990-х годов роль государства в организации сбора и переработки отходов снизилась: система контроля и учета их была полностью разрушена, приватизированные предприятия отрасли либо закрывались, либо перепрофилировались. Государственная активность проявлялась и проявляется только в законодательстве, регулирующем сферу обращения с отходами, но, по странному стечению обстоятельств, изменение профильных законов только ухудшает экологическую ситуацию в стране.

Результаты анализа нормативно-правовой базы РФ

На сегодняшний день четкой системы правового регулирования утилизации всех отходов, в том числе и I-го класса опасности (наивысшего), практически не существует. Сформировавшаяся в России правовая система ориентирована, главным образом, на обеспечение экологической безопасности при обращении с отходами, т. е. на регулирование сферы обращения с отходами как с загрязнителями окружающей среды. Правовое регулирование обращения с отходами как с вторичными материальными ресурсами отсутствует. В ФЗ «Об отходах производства и потребления» нет даже определения таких базовых понятий, как «вторичные материальные ресурсы» и «вторичное сырье». Сейчас он скорее напоминает лоскутное одеяло, чем законодательный акт: более половины его статей утратили силу, а в остальные внесено такое количество поправок и ссылок на другие редакции закона, что разобраться в них без помощи специальной литературы очень трудно. («Комментарий к Федеральному закону от 24 июня 1998 г. N 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления» (постатейный). (Белокрылова Е.А., Лукомская А.С., Казанова А.И., Черевчина И.М., Бевзюк Е.А.; Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2013). Еще один недостаток этого законопроекта — в его тексте практически нет конкретики, а многие положения носят скорее декларативный характер. Так, на федеральном и региональном уровнях только разрабатываются различные программы по обращению с отходами. Непосредственно же заниматься ими должны муниципальные власти, у которых на это нет ни финансовых возможностей, ни профессиональной подготовки, зато в отсутствие централизованной государственной политики остается слишком много пространства для коррупционной деятельности.

Но высшая исполнительная власть в этом вопросе идет даже дальше законодательной. Например, Правительство РФ, признавая в разработанной им по поручению Президента Стратегии обращения с твердыми бытовыми отходами, что «передача в 2004 году полномочий по организации обращения с ТБО от субъектов Российской Федерации органам местного самоуправления значительно ухудшила ситуацию в этой сфере», издает документ, еще более ухудшающий эту ситуацию. В нем предлагается организацию первичного сбора и размещения отработанных ртутьсодержащих ламп, то есть отходов I класса опасности, возложить на лиц, осуществляющих управление многоквартирными домами. К сведению, сейчас этим занимаются специализированные организации, а контроль над этим процессом осуществляют органы местного самоуправления. (Проект Постановления Правительства РФ «О внесении изменений в Правила обращения с отходами производства и потребления в части осветительных устройств, электрических ламп, ненадлежащие сбор, накопление, использование, обезвреживание, транспортирование и размещение которых может повлечь причинение вреда жизни, здоровью граждан, вреда животным, растениям и окружающей среде» от 20 марта 2013 года.). Также Постановление Правительства РФ от 10.02.2014 N 90 «О внесении изменений в стандарты раскрытия информации организациями коммунального комплекса»предоставляет возможность организациям коммунального комплекса, которые «осуществляют не только утилизацию и захоронение твердых бытовых отходов, но и их обезвреживание» не раскрывать информацию, связанною с этой деятельностью.

Катастрофически ухудшила экологическую ситуацию в стране отмена лицензирования всех видов деятельности в сфере обращения с отходами сначала V класса опасности (Федеральный закон от 30.12.2008 г. N 309-ФЗ «О внесении изменений в статью 16 Федерального закона «Об охране окружающей среды» и отдельные законодательные акты Российской Федерации), а затем и всех остальных. С вступлением в силу Закона от 04.05.2011 г. N 93-ФЗ («О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам осуществления государственного экологического контроля (надзора) и муниципального контроля») сбор и использование отходов I — IV класса опасности также были выведены из перечня лицензируемых видов деятельности. В результате этой законодательной «инициативы», страна получила тысячи никем не контролируемых стихийных свалок и снижение уровня экологической безопасности. Например, теперь любой «бизнесмен» может заключить договор с управляющей компанией многоквартирного дома, жители которого в Санкт-Петербурге платят за вывоз мусора 3 руб.56коп. с 1 кв.м. своей жилплощади, и транспортировать ТБО не на мусороперерабатывающий завод или полигон, где за его размещение нужно заплатить, а до ближайшего леса. Что обычно и происходит. По данным экологов, на апрель 2013 года вокруг Петербурга, «вырабатывающего» примерно 10 миллионов тонн отходов в год, образовалось порядка 500 несанкционированных свалок площадью более 100 кв.м. «Модным» трендом среди петербургских застройщиков стало использование отведенной под строительство площадки под несанкционированный мусорный полигон: прибыль не в отдаленном будущем, а практически сразу. Яркий пример — свалка в Шушарах. (Источник: www.spbdnevnik.ru)

Трудно сказать, появились ли эти законы вследствие низкой компетенции людей их написавших и принявших, или стали следствием лоббирования интересов «серых мусоровозов», которым они приносят миллиардные прибыли.

Но примером явного лоббирования интересов недобросовестных компаний, в том числе и зарубежных, является история Федерального закона № 584399−5 «О внесении изменений в ФЗ «Об отходах производства и потребления» в части экономического стимулирования деятельности в области обращения с отходами», который был принят Госдумой в первом чтении еще 17 октября 2011 г. Планировалось, что депутаты поторопятся, и он вступит в силу уже с 1 января 2012 года, но до настоящего момента ГД не рассмотрела его даже во II чтении, а его текст, размещенный для обсуждения на сайте Минприроды РФ в ноябре 2013 года, практически не имеет ничего общего с первоначальным (http://www.mnr.gov.ru/regulatory/detail.php?ID=132092). Так, в статье 24 п. 1 принятого в I чтении закона было сказано, что «производители (импортеры) готовой продукции и товаров (упаковки), утративших свои потребительские свойства, обязаны обеспечивать их использование, обезвреживание и (или) захоронение в соответствии с экологическими, санитарными и иными требованиями, установленными законодательством РФ в области охраны окружающей среды и обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения». Статья 24 п. 2 — «Порядок использования, обезвреживания, захоронения готовой продукции и товаров (упаковки), утративших свои потребительские свойства, устанавливается Правительством РФ». Такое изменение в законодательстве России обязало бы производителей таких опасных, с точки зрения экологии, товаров как источники питания — аккумуляторы и батарейки — принимать их на утилизацию. Зато практически молниеносно, в последние дни перед летними каникулами 2012 года Госдумой был принят законодательный акт (от 28.07.2012 N 128-ФЗ), вносящий изменения в ту же статью 24 п. 1 Закона «Об отходах производства и потребления». Теперь она стала называться «Утилизационный сбор», его должны уплачивать «в целях обеспечения экологической безопасности» лица, осуществляющие «ввоз колесных транспортных средств в Российскую Федерацию из-за границы». По оценкам специалистов, «уполномоченный Правительством Российской Федерации федеральный орган исполнительной власти» с 1 сентября 2012 года уже собрал с этих «лиц» более 10 миллиардов рублей, а б/у шины по-прежнему вывозятся на свалки. Для сравнения: в Евросоюзе с 2006 года законодательно запрещено сжигать или закапывать в землю использованные автопокрышки, их можно только утилизировать.

Вероятно, опыт взимания денег с населения оказался настолько успешным, что Дума рассмотрела уже новый проект Федерального закона (21.10.2013 N 278-ФЗ) «О внесении изменений в статью 24.п.1 ФЗ «Об отходах производства и потребления», который вступил в силу с 1 января 2014 года. Согласно ему, утилизационный сбор теперь следует платить и за транспортные средства, «произведенные в Российской Федерации организациями, принявшими на себя обязательство обеспечить последующее безопасное обращение с отходами, … а также брать его со всего транспорта, ввозимого в РФ с территорий государств — членов Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС, и имеющего статус товаров Таможенного союза». По мнению разработчиков законопроекта, его принятие привело к исполнению Россией своих обязательств как члена ВТО по уравниванию в правах отечественных производителей и импортеров, что значительно снизило риски подачи иска в орган по разрешению споров ВТО на Российскую Федерацию в связи с первоначальным введением утилизационного сбора только на импорт. Кроме того, «увеличение числа плательщиков и объектов обложения сбором значительно увеличило поступления в федеральный бюджет». В озвученных планах Минэкономразвития за период с 2014 по 2016 год с автомобилистов планируется собрать в качестве утилизационного сбора уже 383 млрд руб. (РБК-Daily, 22.01.2014 г.)

Результаты анализа зарубежного опыта в сфере обращения с ТБО

Более двадцати лет мы упорно строим капитализм, но он у нас какой-то странный. В богатых капиталистических странах все экономят: отходы сортируют, собирают и используют для вторичной переработки. И это вполне уважаемый и доходный бизнес.

США. В американском штате Огайо помимо обязательного раздельного сбора и сдачи мусора, который предварительно сортируется примерно на 15 фракций — от стеклянных бутылок до упаковки «Тетрапак» — и раскладывается жителями в пакеты разного цвета, действует целая система приемных пунктов вторсырья. Хорошо оборудованные, с броской рекламой, они располагаются в людных местах: у торговых центров, на автозаправках, принося не только пользу обществу, но и значительную прибыль своим владельцам.

Южная Америка. Бразилия. Почти столетие в окрестностях Рио-де-Жанейро существовала огромная свалка («waste land») Jardin Gramacho, куда свозились бытовые отходы многомиллионного мегаполиса. Их сортировкой занимались catadores — люди, оказавшиеся на самом дне общественной лестницы. Не престижная профессия передавалась из поколения в поколение: сдачей на переработку полученного из мусора вторсырья зарабатывали себе на жизнь целые династии. «Верхи», то есть городские власти, вполне устраивало такое положение вещей. Ничего для реорганизации процесса в сфере обращения ТБО не делалось ни на законодательном, ни на исполнительном уровнях. Каждый день сотни машин привозили мусор на свалку и тысячи людей его разгребали и сортировали. Все изменилось по инициативе «низов»: catadores смогли объединиться в профсоюз, а затем организовали кооператив по сбору вторсырья у населения и транспортировке его на перерабатывающие заводы, превратив чьи-то отходы в свои доходы. В 2012 году «мусорную землю» разгребли до основания, и Jardin Gramacho прекратила свое существование.

Япония. Префектура Мияги. После землетрясения и вызванного им цунами, которые 11 марта 2011 года нанесли огромный экономический ущерб северо-востоку страны, там образовались гигантские мусорные полигоны. Например, общий вес вынесенных огромной волной обломков зданий, различных конструкций и машин в окрестности города Сэндай, административного центра региона Тохоку, составил 1млн.350 тыс. тонн, что соответствует четырехлетнему объему ТБО этого города с населением 1 063608 человек (по данным на 1 марта 2011 г.). Японцы методично разбирали эти завалы в течение двух лет, и только сейчас, как сообщают СМИ, «при переходе от этапа уборки мусора к его последовательной сортировке осуществляется повышение степени вторичной переработки мусора и увеличение скорости его обработки». Полностью завершить переработку отходов планируется в течение 2014 года.

Европейский Союз. Здесь внимание законодателей было обращено на самый большой компонент бытовых отходов — упаковку. В различных государствах в той или иной степени реализуется принцип ответственности производителя упаковки, которую он вводит в рыночное обращение, за ее жизненный цикл. Понятие «ответственность производителя» в зарубежном законодательстве, регулирующем сферу промышленных и бытовых отходов, заключается в том, что она должна возлагаться на того, кто производит негативное воздействие на окружающую среду, и должна распределяться между всеми участниками производства и товародвижения в соответствии с их конкретным воздействием на эту среду. Но если США до сих пор предпочитают совершенствовать законы XX столетия в сфере обращения упаковочных отходов путем внесения в них дополнений и поправок, то Канада и Япония пошли по пути формирования принципиально новой законодательной основы для производства, продажи, применения упаковки, а также утилизации ее отходов.

В Европе первой страной, которая разработала систему ответственности производителей упаковки, стала Федеративная Республика Германия, в которой в 1991 году вышло постановление «О предотвращении образования и восстановлении материалов из отходов упаковки». Данный документ установил, что каждый производитель и распространитель упаковочных материалов, включая продавцов товаров в упаковке, обязан организовать его обратный прием с последующей переработкой в полезные товары — самостоятельно или через создаваемые некоммерческие партнерства. С 1994 года и в других странах Евросоюза в отношении упаковки, транспортных средств, электротехнического оборудования был введен принцип ответственности производителя за сбор и утилизацию произведенных им продуктов после их использования. В настоящее время специальной Директивой Европейского парламента и Совета Европейского Союза № 62 от 20 декабря 1994 г. «Об упаковке и упаковочных отходах» определен комплекс мер, направленных на предупреждение образования отходов от упаковки, на их повторное использование, переработку и сокращение объема сжигания или захоронения таких отходов. Эта Директива предусматривает общие для всех стран-членов ЕС обязательные требования к упаковке, без соблюдения которых товар не может быть допущен на единый рынок Европейского Сообщества. Причем, речь идет обо всех видах упаковки, применяемой в промышленности, торговле, в быту. Документ также определяет нормы по сбору и утилизации упаковочных отходов, обязательные во всех странах ЕС. В настоящее время они таковы: от 55% до 70% от массы всех упаковочных материалов должны быть вторично переработаны, при этом минимальные квоты вторичной переработки для отдельных упаковочных материалов составляют 60% - для стекла, 55% - для бумаги и картона, 50% - для металлов, 20% - для полимеров. В настоящее время требования Директивы Евросоюза отражены в национальных законодательствах Австрии, Бельгии, Великобритании, Германии, Ирландии, Испания, Италии, Люксембурга, Португалии, Франции и Швеции. В Греции юридическую силу имеет проект закона, а в Дании, Финляндии, Нидерландах действуют добровольные соглашения, дополняющие государственное правовое регулирование. В странах ЕС постепенно вводятся и обязательные требования к упаковке и упаковочным отходам:

  • объем и масса упаковки должны быть минимально необходимыми для обеспечения сохранности товара и безопасности потребителя; в ее состав могут входить лишь минимальные количества вредных веществ (в частности, должны быть установлены предельно допустимые нормы содержания свинца, кадмия, ртути и хрома);
  • по своим физическим свойствам и дизайну упаковка должна быть пригодна для многократного использования, а после окончания срока службы — для введения ее во вторичный оборот, то есть использованная упаковка должна быть переработана в товарный продукт и/или утилизирована в энергетических целях;
  • снижение при производстве продукции процента первичного сырья, изыскание возможностей использования вторичного сырья.

Основные способы организации сбора и утилизации упаковочных отходов:

  • Залоговая стоимость. Это означает, что потребитель, сдавая упаковку в специальные пункты приема, обычно при магазинах, получает назад деньги, внесенные дополнительно к стоимости товара. Применяется в полном объеме или частично в Норвегии, Дании, Швеции, Германии, Бельгии, Эстонии, Финляндии, Латвии. Как показала практика применения системы залоговой стоимости, экономически и социально она оправдывает себя только в отношении многооборотной тары и упаковки. Так, в Дании каждая стеклянная пивная бутылка используется примерно 30 раз. У залоговой системы есть и недостатки: это существенные затраты на создание инфраструктуры, обслуживающей ее (полная стоимость депозитной системы в Бельгии — 82 млн евро в год, а на первоначальное развитие депозитной системы в Германии было инвестировано 1 млрд евро) Создание серьезных барьеров для свободного перемещения товаров; а также риск сокращения производства одноразовой упаковки в ущерб развитию потребительского рынка и стоимости потребительских товаров.
  • Налог на упаковку. В Норвегии, Швеции, Дании, Эстонии введен налог на каждую единицу упаковки, произведенной в стране или импортируемой. Освобождаются частично от уплаты налога производители упакованной продукции, которые обеспечили сбор и переработку определенной квоты упаковочных отходов самостоятельно, или передав обязательства специализированным организациям. Основным недостатком данного подхода является то, что базовая сумма налога устанавливается и корректируется только законодательно вне рыночных отношений.
  • Система лицензионных платежей за сбор и переработку упаковочных отходов. Лицензионная система внедрена в большинстве стран Европы. Присоединившиеся к системе страны используют знак «Зеленая точка» («Der Grune Punkt») для подтверждения своей принадлежности к ней. «Зеленая точка» — это товарный знак, который ввела организация «Дуальная система Германии». «Дуальная» значит «вторая» по отношению к уже существующей системе обращения с твердыми бытовыми отходами, выбирающая из общего потока ТБО только упаковочные отходы. В настоящее время права на использование этого товарного знака переданы некоммерческой Европейской организации «Про Европа» («PRO EUROPE — Packaging Recovery Organisation Europa») в форме генеральной лицензии на всей территории ЕС и государств-кандидатов на вступление в ЕС. Во всех странах, использующих систему лицензионных платежей, организации, собирающие эти платежи и финансирующие сбор, сортировку и переработку упаковочных отходов, образованы бизнесом. Их акционерами являются производители упаковки, промышленные пользователи упаковки, а также торговля и перерабатывающие компании. Организации действуют по принципу «не прибыльности»: возможная прибыль не изымается, а идет на сокращение тарифа для каждого из имеющихся видов упаковочных материалов на следующий год. Таким образом, обеспечивается прозрачность системы и обоснованность устанавливаемых тарифов. В странах-участниках этой системы знак «Зеленая точка» на упаковке означает, что за нее производитель (или импортер) выплатил взнос в данную систему сбора и утилизации на конкретной территории. Соответственно, в стоимость продукции включена плата за ее последующую утилизацию. Этот лицензионный сбор зависит от материала, из которого изготовлена упаковка, ее массы, а также включает дополнительный сбор, рассчитываемый, исходя из объема и площадиповерхности упаковки. Благодаря тому, что сбор за пользование знаком «Зеленая точка» базируется на видах материалов, применяемых в упаковке и их массе, он является хорошим инструментом для снижения объемов образования упаковочных отходов. К примеру, масса полуторалитровой пластиковой бутылки во Франции упала за десять лет с 45,5 до 33 граммов. Размер лицензионного платежа соотносится с общими затратами на сбор, сортировку и вторичную переработку упаковочных отходов. Собранные средства направляются на финансирование сбора, сортировки и утилизации упаковочных отходов. Однако, не все государства Евросоюза, следующие Директиве 94/62/ЕС, используют знак «Зеленая точка»: в Италии и Дании для обозначения этой системы есть собственная национальная маркировка. В настоящее время товарный знак «Зеленая точка» применяется в 15 странах, где действуют 15 систем по утилизации упаковочных отходов. Ежегодно им маркируется более 640 миллиардов единиц упаковок, его используют более 77 000 фирм, получивших лицензию. Положительной характеристикой данной системы является многообразие ее исполнения: в одних странах специализированные организации отвечают за сбор использованной упаковки только от населения, в других - берут на себя также сбор упаковочных отходов от предприятий торговли и промышленности; где-то лицензионные сборы идут на покрытие части расходов муниципалитетов на сбор и сортировку упаковочных отходов, но иногда они покрывают полностью все стадии обращения с ними: сбор, сортировку и переработку. Эти различия определяют в конечном итоге стоимость и экономическую эффективность каждой национальной системы. В среднем уровень утилизации упаковочных отходов в Европе составляет 59% с разбросом от 88% для Лихтенштейна до 31% для Румынии. Утилизация опасных для окружающей среды ТБО. Особое внимание в странах Евросоюза, включенных в систему «Зеленой точки», уделяется утилизации такой вредной «упаковке» как отслужившие свой срок батарейки и аккумуляторы. Так, в латвийском Законе «О хозяйственном использовании отходов» четко прописан алгоритм обращения с отходами всех электротоваров, работающих на этих источниках питания.
  • Налог на природные ресурсы (НПР) за вредные для окружающей среды товары относится к тем фирмам, которые ввозят, производят и реализуют или используют для обеспечения своей хозяйственной деятельности батарейки, аккумуляторы, все виды шин, масла и масляные фильтры. Например, предприятие, которое ввозит в Латвию и первое реализует на рынке электрические зубные щетки, электронные сигареты, фонарики, детские игрушки, работающие на батарейках, несет ответственность за учет этих электротоваров и уплату НПР. Также оно отвечает за добавленную к этим электротоварам упаковку и встроенные батарейки, которые в обязательном порядке сдаются на переработку в места, предназначенные для их сбора. Стоимость заводов по утилизации батареек достаточно высока, но в Европе они построены на средства промышленников, объединенных в Европейскую Ассоциацию производителей портативных батареек (ЕАПБ), штаб-квартира которой находится в Брюсселе (Бельгия), а национальные секции работают не только в странах Евросоюза, но и в государствах, только ждущих приема в него.

Текущая ситуация в сфере обращения ТБО в России: мнение специалистов

По мнению специалистов, ситуация в сфере обращения как с промышленными, так и с твердыми бытовыми отходами в Российской Федерации близка к катастрофической: уровень переработки и тех, и других очень низкий, мусорные полигоны и несанкционированные свалки поглощают огромные территории страны. Но отношение к такому положению дел у «верхов» — ГД, Совет Федерации, Правительство, высшие административные органы Санкт-Петербурга, Ленинградской области и прочих регионов — и «низов» — средний бизнес, все-таки занимающийся утилизацией вторсырья, некоторые компании-производители, профессионалы-экологи, ученые, желающие внедрить инновационные технологии на предприятиях отрасли, и просто неравнодушные к качеству окружающей их среды люди — совершенно разное. Складывается впечатление, что желание «верхов» — это уйти от решения задачи, просто не замечать ее, хотя делать это с каждым годом становится все труднее.

Например, социальные проблемы многих моногородов смогли бы достаточно легко разрешиться, если бы на месте брошенных больших производств возникли предприятия, перерабатывающие огромные запасы твердых промышленных отходов, находящихся в так называемых хвостохранилищах (англ. tails — хвосты, т. е. все, что остается в руде после извлечения из нее главного компонента). Для этого в таких городах есть все: высокопрофессиональные кадры, производственные мощности, технологии и желание людей работать. Нужна только поддержка государства в создании высокотехнологичных производств, которые смогут, перерабатывая отходы, создавать новые товары и новое топливо. Взамен этого 12 .02.2014г. Минэкономразвития вносит в Правительство РФ предложение о выделении 50млрд. рублей на переселение людей из моногородов Сибири и Дальнего Востока в Центральную Россию. Как это соотносится с постановлениями того же правительства о всестороннем развитии этих регионов, трудно сказать.

Складывается впечатление, что у высокопоставленных чиновников, отвечающих за положение в сфере обращения с промышленными и бытовыми отходами, есть только один навык: отвезти подальше, сжечь или закопать поглубже. Так, госкорпорация «Росатом», несмотря на протесты жителей стремится создать в Сосновом Бору хранилище для радиоактивных отходов со всей страны (http://www.bellona.ru/articles_ru/articles_2013/1378989333.54), администрация Санкт-Петербурга давно «мечтает» о строительстве мусоросжигательного завода на базе полигона опасных отходов «Красный бор», а Росприроднадзор недавно предложил вывозить из Петербурга промышленные отходы I-II.класса опасности в Калужскую область.

Уже почти год в Челябинске работает завод «Мегаполисресурс» по утилизации батареек, из которых получают никель, хром, цинк, кадмий, железо, оставшиеся шлаки безопасны для окружающей среды и используются для строительства дорог. Завод испытывает недостаток в сырье: пока батарейки для него по всей стране собирают сети магазинов «Юлмарт» и «Media Markt», а широко разрекламированные экомобили Комитета по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности Санкт-Петербурга, куда население сдает батарейки тысячами, по-прежнему доставляют их на захоронение в переполненный Красный Бор. Дошло до того, что информацию об открытии завода до городских эко-чиновников решил донести сайт общественного проекта «Росхлам. Биржа вторсырья» (http://Roshlam.ru), так как дозвониться в Комитет практически невозможно.

Совершенно не слышит власть экспертов-экологов, ученых и предпринимателей, работающих в сфере утилизации вторсырья. Они давно предлагают запретить на законодательном уровне захоронение и сжигание полезных фракций разных отходов, вносят в Государственную Думу и Правительство готовые законодательные акты, но они там обсуждаются, а потом как-то забываются. Например, в соответствии с решением Комитета Совета Федерации по науке, культуре, образованию, здравоохранению и экологии 9 октября 2001 года была сформирована Межведомственная рабочая группа по подготовке нормативно-правовой базы в области обращения упаковки и упаковочных отходов. Вскоре был подготовлен законопроект «Об упаковке и упаковочных отходах», первое публичное обсуждение которого состоялось 25−26 марта 2002 года на Международной научно-практической конференции «Упаковка и окружающая среда», организованной Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации и Международным институтом трансфера природоохранных технологий. Больше о судьбе закона, целью которого было введение ответственности производителя упаковки за нее в течение всего ее жизненного цикла, ничего неизвестно. В настоящий момент из огромного количества упаковочных отходов, присутствующих на российском рынке, в том числе и импортных, утилизируется не более 10−15%.

Еще одну попытку написать работающий законодательный акт в сфере обращения с отходами предприняли члены саморегулируемой организации «Санкт-Петербургская Ассоциация Рециклинга» (СРО СПАР). С его концепцией можно ознакомиться на сайте СПАРа - http://www.reuse.spb.ru. Авторы законопроекта «О вторичных материальных ресурсах», представив его на рассмотрение в Государственную Думу в январе 2008 года, наивно надеялись, что «в течение года он будет рассмотрен в первом и втором чтениях, а возможно, и принят окончательно». (Газета «Санкт-Петербургские ведомости», 23.01.2008 г.). Закон, наверно, тоже где-то «потерялся», ведь уже наступил 2014 год, а кроме многочисленных поправок к устаревшему ельцинскому закону «Об отходах производства и потребления» в этой сфере Дума так ничего и не приняла.

Теперь профессионалы рынка уже не пытаются заниматься законотворчеством, а только просят Комитет ГД по природным ресурсам, природопользованию и экологии внимательно рассмотреть многострадальный Федеральный закон № 584399−5 «О внесении изменений в ФЗ «Об отходах производства и потребления» в части экономического стимулирования деятельности в области обращения с отходами», в котором «дата обязательного членства субъектов предпринимательской деятельности по обращению с отходами в саморегулируемых организациях обозначена как 30 июня 2015 года». Они предполагают, что «при определении этой даты не учитывалось, как быстро растет число несанкционированных свалок твердых бытовых отходов, в основном создаваемых так называемыми «серыми мусоровозами». Только за два последних года число таких свалок на территории России возросло в 142 раза. При сохранении указанной динамики к 30 июня 2015 года их количество может превысить 105 000!

В своем письме (http://www.reuse.spb.ru) они сообщают законодателям, что «институт саморегулирования в отрасли практически сформирован: статус саморегулируемых организаций операторов по обращению с отходами имеют уже 15 некоммерческих партнерств. Создан и плодотворно функционирует Национальный союз саморегулируемых организаций операторов по обращению с отходами (НССОО), а в реестр Министерства юстиции РФ внесены сведения еще о 82-х некоммерческих организациях, сферой деятельности которых является обращение с отходами и которые в течение 1−2 месяцев могут получить статус саморегулируемых организаций операторов по обращению с отходами». Поэтому Статья 243, дополненная пунктом следующего содержания: «Юридическое лицо или индивидуальный предприниматель вправе осуществлять деятельность по обращению с отходами потребления при наличии свидетельства о членстве, выданного одной из саморегулируемых организаций операторов по обращению с отходами потребления», может начинать действовать уже с 1 октября 2014 года. Сам закон, который в I чтении рассматривался еще в октябре 2011 года, должен вступить в силу с 1 января 2016 года, но даже до II чтения в Думе он пока не дошел…

Еще в 2013 году, названном Годом охраны окружающей, Правительство РФ намеревалось подписать два важнейших международных документа: Конвенцию Европейской Экономической Комиссии ООН «О доступе к информации, участию общественности в принятии решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды» (Орхусскую конвенцию) и Конвенцию об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте (Конвенцию Эспо). Оба документа предусматривают участие общественности в принятии решений по техногенным проектам, причем, второй — участие и сопредельных стран. Год закончился, документы не подписаны.

Также при вступлении России в ВТО страна, точнее ответственные чиновники, должна была подготовить комплект нормативных правовых документов по ратификации специальной Директивы Европейского парламента и Совета Европейского Союза № 62 от 20 декабря 1994 г. «Об упаковке и упаковочных отходах», которая определяет комплекс мер, направленных на предупреждение образования отходов от упаковки, на их повторное использование, переработку и сокращение объема сжигания или захоронения таких отходов. До настоящего момента это тоже не сделано, и государство российское, и его граждане, продолжают терять миллиарды евро, уплачивая лицензионный сбор за утилизацию со всех импортных товаров, промаркированных знаком «Зеленая точка», упаковка от которых потом благополучно догнивает не в Европе, а на наших свалках.

Выводы

В результате команда общественного расследования пришла к следующим выводам:

  • Ситуация в сфере обращения как с промышленными, так и с твердыми бытовыми отходами I-V класса опасности в Российской Федерации близка к катастрофической: уровень переработки и тех, и других очень низкий, мусорные полигоны и несанкционированные свалки поглощают огромные территории страны.
  • В сложившейся ситуации виновато как прежнее руководство страны (1900-е годы), разрушившее (даже на законодательном уровне) отлаженную систему утилизации вторсырья, которая годами складывалась в экономике СССР, так и нынешнее (с 2000 года), не подписывающее важные международные соглашения.
  • В принимаемых Государственной Думой законах, регулирующих сферу обращения с промышленными и бытовыми отходами, присутствует коррупционная составляющая, так как они явно наносят вред самой отрасли и окружающей среде.
  • Власть не «слышит» предложения специалистов в сфере обращения с ТБО, экологов, ученых, то ли вследствие некомпетентности, то ли вследствие коррупционности. (Рынок обращения с отходами оценивается в 1,3 млрд евро http://newchemistry.ru/letter.php?n_id=8234)
  • Несмотря на все законодательные и экономические препоны, отрасль обращения с отходами развивается, причем перерабатывающие предприятия используют инновационные технологии.

Резолюция

В итоге команда общественного расследования констатирует:

  • Механизм утилизации промышленных и твердых бытовых отходов I-V класса опасности в РФ не работает «из-за удручающей некомпетентности двух ветвей власти — законодательной и исполнительной, слабости судебной, а также ужасающей алчности бизнес-структур, лоббирующих принятие нужных им законов» (Депутат ГД Федерального собрания РФ Оксана Дмитриева)
  • Правительством не подписаны важные международные соглашения: Орхусская конвенция; Конвенция Эспо, а также не ратифицирована специальная Директива Европейского парламента и Совета Европейского Союза № 62 от 20 декабря 1994 г. «Об упаковке и упаковочных отходах». Почти все акты высшей законодательной и исполнительной власти, принимаемые в последние годы, только ухудшают ситуацию в сфере обращения с отходами, и как следствие, экологическую ситуацию в стране. Поручения, данные Президентом с 2012 года Правительству по ускорению принятия Федерального закона № 584399−5 «О внесении изменений в ФЗ «Об отходах производства и потребления» в части экономического стимулирования деятельности в области обращения с отходами», не выполняются. (Поручение Президента Российской Федерации от 14.11.2012 г.; Протокол совещания у А. В. Дворковича 28.11.2012 г.)

В связи с изложенным, команда общественного расследования считает необходимым направить настоящий вердикт в Администрацию Президента РФ, Правительство РФ, Государственную думу РФ и Общественную палату с целью получения объяснений по ситуации, связанной с многолетним «рассмотрением» в ГД Федерального закона № 584399−5 «О внесении изменений в ФЗ «Об отходах производства и потребления» в части экономического стимулирования деятельности в области обращения с отходами». Также команда считает необходимым продолжить расследование по вышеуказанной теме, сопровождая его регулярными публикациями в средствах массовой информации.

Участники общественного расследования «Почему в Российской Федерации не работает механизм утилизации твердых бытовых отходов (ТБО) I-V класса опасности?» в социальной правозащитной сети «Так-так-так»

Татьяна Воронцова, ведущий расследования, журналист; Виктор Юкечев, директор института развития прессы — Сибирь; Юрий Тригубович, консультант по расследованиям, журналист; Илья Кудинов, модератор сайта «Так-так-так», журналист; Дарья Кантаева, координатор проектов ИРП-Сибирь; Алексей Максимов, журналист.

Вместе мы делаем мир справедливее.

Сайт «Так-так-так» создан для того, чтобы мы помогали друг другу. Вы тоже можете помочь, поддержав проект

Написать комментарий

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.