оказание некачественной медицинской помощи, причинившей вред здоровью ребенка

Карелия респ.детиздоровьеполицияпрокуратураКонституционные права

24.10.2016 в ГБУЗ РК «ДРБ» заведующая отделением 2-й хирургии хирургом Тимонина А.В. сделала моему несовершеннолетнему ребенку Кошелеву М.С. (полис ОМС 1094599748000060 выдан КФ ООО «СМК РЕСО-Мед» 26.03.2014) операцию «резекция ногтя на большом пальце левой стопы», непредвиденным результатом которой стало осложнение: некроз мягких тканей первого пальца левой стопы и затем гранулирующая рана первого пальца левой стопы как следствие некроза.

NB! Я привела своего ребенка к Тимониной А.В. на консультацию. Тимонина А.В. сделала операцию моему ребенку, не предупредив об этом ни меня, ни моего ребенка: он зашел в смотровой кабинет и вышел оттуда уже с прооперированным пальцем. Единственный вопрос, который задала мне врач Тимонина А.В.: «У ребенка есть реакция на лидокаин?». Я ответила: «Не знаю». После операции врач Тимонина А.В. рекомендовала мне пойти в приемное отделение и оформить ребенка на дневной стационар «на пару дней», где уже я и подписала все «информированные» согласия.

На следующий день ребенку была назначена процедура УФО и УВЧ на прооперированном пальце. В ходе процедуры ребенок пожаловался на сильную боль в пальце, процедура была прервана, на внутренней стороне пальца образовался пузырь, который был вскрыт врачом Тимониной А.В.

По словам медперсонала, проводившего УВЧ, палец ребенка был почерневшим перед началом процедуры, а после УВЧ на пальце появился пузырь (п. 3.2.3. Приложения 8 к Приказу ФФОМС от 01.12.10 № 230).

Сам палец ни я, ни ребенок не видели, так как он был перевязан. В смотровой кабинет на перевязки родителей не пускают. Состояние пальца после операции описывала на словах врач Тимонина А.В. и характеризовала его как удовлетворительное, не вызывающее никаких опасений и прогнозировала выписку ребенка в ближайшие дни. На мои вопросы о том, почему лечение затягивается, когда обещали всего «пару дней», врач Тимонина А.В. мне ответила: «Потому что вы такие».

В период с 25 октября 2016 года по 02 ноября 2016 года мы ежедневно приводили ребенка на процедуры и перевязки к врачу Тимониной А.В., которая говорила нам о положительной динамике лечения и скорой выписке (п.п. 3.2, 3.2.3.Приложения 8 к Приказу ФФОМС от 01.12.10 № 230).

03 ноября утром повязка у ребенка случайно спала с пальца, и мы увидели действительное состояние здоровья нашего ребенка: область некроза, охватывающую половину пальца, с частично удаленными тканями.

На мой вопрос о том, что происходит, врач подтвердила, что у ребенка на пальце некроз. Сказала мне, что она не лечила некрозы ранее. На мое предложение купить необходимые медикаменты для лечения и вызвать для консультации специалистов, А.В.Тимонина ответила отказом.

Понимая, что ситуация с лечением ребенка требует дополнительного врачебного консультационного вмешательства, я обратилась к профессору кафедры детской хирургии ПетрГУ Григовичу Игорю Николаевичу с просьбой осмотреть моего ребенка и дать консультацию врачу по лечению.

Григович И.Н. после осмотра 10 ноября 2016 года сообщил мне, что некроз вызван неправильным введением анестезии. Рекомендовал врачу лечение. Таким образом, неправильное действие врача Тимониной А.В. во время операции по удалению вросшего ногтя обусловили развитие нового заболевания — некроза (п. 3.11Приложения 8 к Приказу ФФОМС от 01.12.10 № 230).

Врач Тимонина А.В. в этот же день предложила мне выписать ребенка с дневного стационара и просто приводить его к ней на перевязки. Я отказалась.

Вскоре врач Тимонина А.В. уехала на учебу. Моего ребенка стал лечить врач И.Г. Гольденберг. Он сообщил мне, что время пребывания на дневном стационаре ограничено. Он настоятельно рекомендовал пластическую операцию путем снятия ткани с ягодиц ребенка и наложения на палец, а также рекомендовал сделать шов. Понимая, что рана серьезная, следы некроза не удалены, я отказалась от данного предложения и самостоятельно записалась на консультацию в РДКБ (Москва) на сайте.

Там заведующий отделением микрохирургии кмн Быстров А.В. сообщил мне, что причина некроза: большое количество введенного препарата для анестезии, рекомендовал не делать никаких швов и пластических операций до марта 2017, сообщил, что рана инфицирована и назначил лечение: сначала повязки HydroClean Plus (антибактериальные), повязки с хлорофиллиптом и левомеколем, затем в перспективе повязки HydroTac для лечения раны во влажной среде вторичным натяжением. Консультация врача РДКБ (Москва) позволила предотвратить нанесение еще большего вреда здоровью моего ребенка посредством пластической операции и нанесения швов, которые настоятельно рекомендовал мне врач ГБУЗ РК ДРБ Гольденберг И.Г.

Таким образом, с 25 октября 2016 года по 26 декабря 2016 года мой ребенок получал лечение по поводу некроза и гранулирующей раны в ГБУЗ РК «ДРБ».

За это время имели место следующие события:

1) по устному распоряжению главного врача ГБУЗ РК ДРБ Леписевой И.В. в ГБУЗ РК ДРБ мне отказывали в ознакомлении с историей болезни моего ребенка и ДО СИХ ПОР не предоставили копию истории болезни (4.1 Приложения 8 к Приказу ФФОМС от 01.12.10 № 230).;

2) врач ГБУЗ РК ДРБ Никитин С.С. отказался сделать перевязку моему ребенку, когда лечащий врач был на вызове, и мой ребенок после физиопроцедуры сидел без перевязки длительное время (около трех часов), что способствовало инфицированию раны (п. 1.2.2 Приложения 8 к Приказу ФФОМС от 01.12.10 № 230);

3) моего ребенка выписали с дневного стационара для консультации в РДКБ (Москва) и по распоряжению главного врача Леписевой И.В. отказались принимать обратно на лечение в ГБУЗ РК ДРБ («ввиду того, что я написала 4 жалобы в Минздрав» - объяснение Леписевой И.В.) (п.п. 1.1.1, 3.4, 3.5 Приложения 8 к Приказу ФФОМС от 01.12.10 № 230).

4) На мое заявление о восстановлении моего ребенка для лечения на дневном стационаре ГБУЗ РК ДРБ от 09.12.2016 ответа нет (3.5 Приложения 8 к Приказу ФФОМС от 01.12.10 № 230).

5) врачи ДРБ отказывались соблюдать назначенное врачами РДКБ лечение, делали перевязки по своему усмотрению. Только после моей жалобы заместителю главы РК Улич В.В. они согласились делать перевязки теми медикаментами, что были назначены (приобретались мной в аптеке). Рекомендации протокола врачебной комиссии РДКБ от 21.12.2016 назначить антибиотикотерапию и для исключения остеомиелита сделать рентген были проигнорированы (п. 3.2.3 Приложения 8 к Приказу ФФОМС от 01.12.10 № 230).

6) на мою просьбу 22 декабря 2016 года (последний анализ крови был сделан 23 ноября 2016 года) назначить моему ребенку анализ крови и мочи для исключения воспалительного процесса (поскольку палец был припухший, красный) врач Тимонина А.В. ответила отказом. В результате сдавали анализ в городской больнице на платной основе (так как не было назначения врача).

7) 16 декабря 2016 года во время перевязки раны у моего ребенка врачом Тимониной А.В. врач Гольденберг И.Г., зная, что родители ребенка находятся в коридоре рядом с перевязочным кабинетом, не спросив нашего (и ребенка) разрешения на фотосъемку, сделал несколько фотографий нашего ребенка;

8) моего ребенка выписали 26 декабря 2016 года «без повторной явки» (п.3.4 Приложения 8 к Приказу ФФОМС от 01.12.10 № 230).

Рана на большом пальце левой стопы у моего ребенка до сих пор (по состоянию на 08 февраля 2017 года) не вылечена: из раны идут выделения, рана гранулирует, процесс эпителизации не завершен.

10 января 2017 года благодаря следователю СУСК по г. Петрозаводску я ознакомилась с полной историей болезни моего ребенка, которая велась с 24 октября 2016 года по 02 декабря 2016 года. Я увидела следующие дефекты оформления истории болезни: искажение сведений (отсутствие информации о проведении операции по вскрытию пузыря 25 октября 2016 года, отсутствие информации о некрозе до 03 ноября 2016 года, вклейка от 03 ноября 2016 года, вставка дополнительных страниц (по сравнению с состоянием истории болезни на 30 ноября 2016 года), а именно: «температурный лист» - 2 листа и «запись консультантов» (п.п. 4.2, 4.4 Приложения 8 к Приказу ФФОМС от 01.12.10 № 230). В «Температурных листах» истории болезни написано, что моему ребенку делали ванны, меняли белье, наблюдали стул в дневное и ночное время, измеряли температуру, вес, предоставляли диетическое питание. На самом деле ничего этого не предоставлялось: у моего ребенка не было даже места в палате. Он все время находился на скамейке возле смотрового кабинета на 5-м этаже либо возле кабинета физиопроцедур на 2-м этаже. Мой ребенок находился на дневном стационаре примерно с 9 до 12 часов утра.

При выписке 26 декабря 2016 года с амбулаторного лечения ГБУЗ РК ДРБ диагноз указан неверно: «Гранулирующая рана 1 пальца левой стопы, выздоровление» (п. 4.2 Приложения 8 к Приказу ФФОМС от 01.12.10 № 230).

На самом деле: «Гранулирующая рана 1 пальца левой стопы после операции по поводу вросшего ногтя и развившегося некроза в поверхности области первой и средней фаланги первого пальца». Выздоровление еще не наступило.

В связи с изложенным считаю, что услуги оказаны ГБУЗ РК «ДРБ» моему ребенку ненадлежащего качества, неквалифицированными действиями врача причинен вред здоровью моего ребенка.

В связи с этим я обращалась в следующие организации:

1. Карельский филиал ООО «СМК РЕСО-МЕД».

На мои заявления от 12.01.2017 (вх. № 22 от 13.01.2017) и от 16.12.2016 (вх. № 1043 от 21.12.2016) в адрес организации я не получила ответа по существу (письма КФ ООО «СМК «РЕСО-Мед» исх. № 21 от 18.01.2017 о проведении ГБУЗ РК «ДРБ» внутреннего служебного расследования; исх. № 4 от 10.01.2017 об отсутствии документов для проведения экспертизы качества медицинских услуг).

Я не согласна со ссылкой КФ ООО «СМК РЕСО-МЕД» (письмо исх. № 21 от 18.01.2017) на результаты внутреннего служебного расследования ГБУЗ РК «ДРБ», по которым изложенные мной факты якобы «не подтвердились», поскольку ГБУЗ РК «ДРБ» является заинтересованной стороной и стороной, причинившей вред здоровью моего ребенка, к тому же уличенной мной в подлоге медицинской документации.

После жалобы на действия РЕСО-Мед в контролирующую организацию - Центробанк РФ касательно признаков коррупции, страховая компания отправила документы на экспертизу качества в середине февраля 2017. Также страховая компания прислала акт служебной проверки ДРБ от 08 декабря 2016, где говорится о том, что причина возникновения "краевого некроза" не может быть установлена. 

2. Мои обращения в Республиканскую прокуратуру остались без ответа. Точнее, Республиканская прокуратура переслала все три моих заявления в Министерство здравоохранения РК (письма за подписью В.В.Костина от 29.11.2016, 09.01.2016, 09.01.2016).  После жалобы в СПЧ 9 февраля, прокуратура г. Петрозаводска ответила, что не признала откзаза полиции в возбуждении уголовного дела от 29 декабря 2016 года и отправила документы на доследование. 

3. На обращение Следственного управления по РК в УМВД России по г. Петрозаводску и передачу материалов проверки 16.12.2016 ответа нет.

4. На обращение Следственного управления по РК в Прокуратуру г. Петрозаводска для контроля за ходом и результатами проверки ответа нет.

5. На обращение Следственного отдела по г. Петрозаводску от 16.12.2016 в УМВД России по г. Петрозаводску ответа нет;

6. На обращение Следственного отдела по г. Петрозаводску от 16.12.2016 Прокурору г. Петрозаводска Аскеровой Е.А. ответа нет;

7. Мои обращения в Министерство здравоохранения РФ были пересланы в Министерство здравоохранения Республики Карелия. От Министерства здравоохранения Республики Карелия я не получила ответа по существу. В то же время, по информации СМИ, врач Тимонина А.В. 21 января 2017 года была удостоена звания «заслуженный врач Республики Карелия». Таким образом, Министерство здравоохранения Республики Карелия поощрило врача, заведующую отделением Тимонину А.В. за вред, причиненный здоровью моего ребенка, за отказ ее подчиненного врача Никитина С.С. в медицинской помощи, за неквалифицированные рекомендации ее подчиненного Гольденберга И.Г. сделать пластическую операцию и шов моему ребенку, за служебный подлог и фальсификацию документов истории болезни моего ребенка, дефекты в оформлении медицинской документации.

http://karel.mk.ru/articles/2017/01/20/petrozavodskie-vrachi-poluchili-pochetnye-zvaniya.html

8. К Уполномоченному по правам ребенка в РК Старшовой О.Н. я обратилась на личном приеме в начале декабря 2016 года в связи с тем, что главный врач ГБУЗ РК ДРБ отказала мне в предоставлении копии истории болезни моего ребенка. Я получила от Уполномоченного по правам ребенка в РК Старшовой О.Н. формальный ответ (письмо от 10.01.2017 № 19/526).

9. На мои заявления в ТФОМС я получила ответ о направлении моего обращения в страховую компанию КФ ООО «СМК РЕСО-МЕД».

10. На мои заявления в Росздравнадзор по РК от 12.01.2017 и от 21.12.2016 я не получила ответа по существу.

Таким образом, налицо бездействие и формальный подход Прокуратуры Республики Карелия и Прокуратуры г. Петрозаводска, УМВД России по г. Петрозаводску, Министерства здравоохранения РК, Управления Росздравнадзора по РК, Уполномоченного по правам ребенка в РК, ТФОМС по РК.

За период с 04 декабря 2016 года по настоящее время нами, родителями ребенка Кошелевой И.А. и Кошелевым С.Н., потрачено более 45 тысяч рублей на лечение нашего ребенка (приобретение медикаментов для лечения, РЖД билеты на поезд в Москву для консультации в РДКБ).

Из разговоров с родителями я узнала, что это не первый случай халатного отношения к детям в ДРБ Республики Карелия. 

Стадия:

Выдвижение версий

На этой стадии участники расследования предлагают и обсуждают версии. В дальнейшем будет выбрана одна основная версия для составления промежуточного анализа (а затем и общественного вердикта).

Объявлено: 26 февраля 2017, 05:45
Длится: 731 день
Ведущий: Илона Кошелева
Команда: 1 участник
Версии: нет ни одной версии
Обсуждение: Комментариев не было
Анализ:
Вердикт:

Расследование идет в закрытом режиме

Материалы доступны только участникам. Вы можете подать заявку на участие: если команда одобрит вашу заявку, вы получите доступ ко всем материалам этого расследования.